Свободное общение Карта сайта Поиск
можно через
  • facebook
  • вконтакте
  • одноклассники
  • google
О главных событиях, прошедших в мире легкой атлетики 28 декабря

Новости легкой атлетики за 28 декабря

  • 28 декабря 2015 (10:30, понедельник)
  • 0
  • РИА Новости

Юниорское первенство мира-2016 по легкой атлетике пройдет в Польше

Совет Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) проголосовал за временное отстранение Всероссийской федерации лёгкой атлетики (ВФЛА) в связи с допинговыми проблемами. В частности, Россия была лишена права проведения в 2016 году двух крупных легкоатлетических соревнований — Кубка мира по спортивной ходьбе в Чебоксарах (Чувашия) и юниорского первенства мира в Казани (Татарстан). Заявку на проведение юниорского первенства мира-2016 подал только польский Быдгощ, за который 7 января на безальтернативно основе будут голосовать члены совета IAAF.


За проведение Кубка мира по спортивной ходьбе поспорят Гуякиль (Эквадор), Рим (Италия), Монтеррей (Мексика) и Киев (Украина). Голосование состоится 7 января.



Быдгощ остался единственным претендентом на юниорский ЧМ по легкой атлетике

Польский город Быдгощ оказался единственным претендентом на проведение юниорского чемпионата мира по легкой атлетике 2016 года, который должен был пройти в Казани, сообщается в пресс-релизе Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF). В 2016 году в Казани должен был пройти юниорский чемпионат мира по легкой атлетике, а в Чебоксарах должен был состояться командный чемпионат мира по ходьбе, но в середине ноября IAAF забрала у российских городов право проведения турниров в связи с временным отстранением Всероссийской федерации легкой атлетики. Сообщалось, что на проведение юниорского чемпионата мира претендовали Австралия (Перт) и Индия (город не был объявлен), однако официальная заявка, прием которых проводился до 22 декабря, была получена только от Быдгоща. Заявки на проведение чемпионата мира по ходьбе, как и ожидалось, подали Киев (Украина), Гуаякиль (Эквадор), Рим (Италия) и Монтеррей (Мексика). Решение о месте проведения турниров будет объявлено 7 января.


Новости легкой атлетики в России сегодня, 28 декабря: Хайо Зеппельт: легкоатлеты РФ должны пропустить Игры в Рио, а ВФЛА лучше сидеть тихо

В конце декабря на торжественной церемонии в Абу-Даби немецкий репортер телеканала ARD Хайо Зеппельт дважды был признан лучшим на неофициальном чемпионате мира среди журналистов — за лучший документальный фильм и за лучшее журналистское расследование года. Именно он снял фильм "Совершенно секретно: теневой мир легкой атлетики", в котором говорится о якобы систематическом применении допинга в российской легкой атлетике.

И семья Степановых покинула Россию вскоре после того, как мы начали снимать документальный фильм. С тех пор и по сегодняшний день они живут в одном секретном месте. Как я уже сказал, они предоставили мне многие доказательства. После нашей встречи весной они также продолжали делать записи, и мы ни за что им не платили. Я хочу, чтобы все это четко знали.

В итоге у нас собрались тонны документов и различных записей, и у нас нет никаких сомнений: это подлинные, оригинальные кадры. Комиссия WADA по расследованию прислушалась к этим доводам и доказательствам. Мы подключили команду юристов нашего телеканала, у нас были люди, которые переводили эти записи, и, в конце концов, у нас не осталось ни тени сомнений. Работа Юлии и Виталия была частью тех доказательств, которые способствовали тому, что комиссия WADA рекомендовала отстранить Всероссийскую федерацию легкой атлетики.

— Вы довольны тем, какую реакцию вызвал ваш фильм и к каким действиям подтолкнул международные органы?

— Честно говоря, я работаю не для того, чтобы удовлетворять международные федерации или каких-то отдельных людей. Если кто-то реагирует положительно или отрицательно — это их дело, но не мое. Но в целом это была реально самая большая и самая продолжительная реакция на моем личном опыте. А я 20 лет работаю журналистом, освещающим вопросы допинга. Она действительно была огромных масштабов, и для меня был неожиданным этот уровень реакции. И это было интересно изучить.

Но я на самом деле привык к тому, что людям всегда не нравится то, чем я занимаюсь. Потому что в такой работе ты всегда тянешь руки в те вещи, которые некоторые люди никогда не хотели бы публиковать. Как видите, IAAF все еще пытается, с моей точки зрения, отвлечь людей от некоторых фактов... Но, откровенно говоря, это типичная реакция для федераций. Я делал исследования о допинге в 70-х, я работал над темой в девяностых, и всегда была одна и та же реакция! Она всегда одна и та же.

Справедливо ожидать и то, что федерации могут благоприятствовать тому, что происходит (расследованию), но обычно они, прежде всего, стремятся сохранить свою репутацию. А некоторые из них заинтересованы в своей репутации больше, чем в "чистом" спорте. Но еще раз — это не (направлено) против России, это против отдельных людей. Я буду делать то же самое и в Германии, подчеркну — то же самое! И если мне будут говорить, что я не вправе это делать, я отвечу им: прекратите. Но и мне самому придется прекратить. Потому что это худшее для журналиста, когда люди стараются избегать какого-либо освещения событий. И если это происходит, лучше уж завершить работу в ту же секунду.

— То есть ваша мотивация — говорить правду?

— А что еще? Я не вижу каких-либо других вещей... Знаете, я люблю мою работу на самом деле. Мне нравится рассказывать людям о чем-то, рассказывать истории. Но я не люблю рассказывать сказки. В этом и разница, любая история должна быть правдивой. И именно это мне и нравится. Это моя мотивация.

— Но ведь на вас подают в суды, обвиняют вас во лжи и так далее.

— Да, уже такое было, да и каждый раз одно и то же. В России они продолжали бороться в суде, говоря о вреде репутации федерации легкой атлетики. Что, простите? Это смешно и нелепо, что они делают! Комиссия WADA уже уведомила, что произошло. Чего они хотят? Они должны вести себя тихо. Очень тихо! Им следует понимать, что они сделали ошибку, поддерживая употребление допинга. А господин (экс-президент ВФЛА Валентин) Балахничев был, очевидно, тем, кто был осведомлен и, возможно, брал какие-то деньги с некоторых атлетов, чтобы покрывать употребление допинга. О чем мы говорим? Это что, "чистый" спорт? Если вы не еще смотрели наш фильм, то вам следует посмотреть.

— На вас уже несколько раз подавали в суд в России. Неужели вы не обращаете на это внимание?

— О, это тоже очень забавно. Некоторые из спортсменов заявили какое-то время назад, что собираются бороться (в суде) против ARD, а, возможно, против меня лично. Но вопрос вот в чем: зачем они это делают, если уже все доказано? Некоторые из них уже даже отстранены...

Конечно, мы обращаем на это внимание, мы на все обращаем внимание. Но, откровенно говоря, спортсмены — это жертвы, а не преступники. И им следовало бы винить федерацию за неправильные действия, им следовало бы обвинить своих тренеров! Вместо этого они винят журналистов? Что, простите? Они должны понимать, что делали неправильные вещи — возможно, потому что им так сказали делать их тренеры, это были не их усилия. Но, пожалуйста, посмотрите в зеркало: вы должны понимать, что в целом это недостойное поведение федераций, РУСАДА, лаборатории, а не журналистики. Если бы это (журналистика) было бы причиной, то я бы сказал, что мы делаем какие-то неправильные вещи на немецком телевидении…

Но у нас есть доказательства, и они неоспоримые, и это уже подтверждено WADA. И если суд в России или где-то еще постановит, что я "не разбираюсь в вопросах допинга" и то, что это "вредит репутации ВФЛА", тогда я скажу, что это решение было принято под чьим-то существенным влиянием, по политическим причинам. Не могу себе представить такого, что суд решает дело в пользу этих спортсменов, потому что доказательства слишком очевидны и чисты.

За кадром не слышно русского, потому что это закон

— Кстати, во время просмотра фильма возникает вопрос: почему на некоторых записях мы не слышим русского языка позади дубляжа?

— О, это очень просто, я вам объясню. Это, кстати, вещь, которую, очевидно, россияне не понимают. Согласно закону, позволено делать скрытую запись, например, на айфон. Но в Германии не позволено публиковать в открытом доступе этот голос. Поэтому мы просто перевели их и записали другими голосами. Если в этом плане, например, дойдет дело до суда, мы сможем представить всё, у нас есть все эти оригиналы. К тому же, наши юристы проверили все записи, WADA проверило. И WADA сказало — "окей, достаточно доказательств, Россия должна быть отстранена". Вы думаете, что WADA будет принимать решение по России, основываясь не на подлинных записях? Это нелогично.

Так вот, это не позволено — публиковать записи скрытых камер с оригинальным звуком, чтобы защитить права людей. Но возможно использовать их контент, то, что именно они говорят там, что мы и сделали, переведя на немецкий язык, а затем и на английский.

— Какие у вас дальнейшие планы? Продолжите дальше расследовать допинговые дела в России?

— Еще не знаю, все будет зависеть...

— От чего?

— Я вам не скажу. Вот вы как журналист сказали бы мне историю вашего следующего расследования? Не думаю.

— Почему нет, если в общих чертах.

— В целом я работаю над расследованиями в вопросах допинга, этим и продолжу заниматься. Я член Doping research Department, и это моя основная работа. Будьте уверены, я продолжу разбираться в допинговых делах. А будет ли это Россия или какая-то другая страна, какой вид спорта — не знаю, посмотрим. Если у нас будут доказательства, мы будем работать. Это как раз и определяющее в нашей работе.

Некоторые россияне спрашивали меня: почему я обвиняю россиян, а не какую-нибудь другую нацию? Ответ очень прост, каждый журналист смог бы на него ответить. Потому что у меня есть конкретные доказательства. Если бы у меня не было доказательств, я бы не смог снять этот фильм. Если у меня будут доказательства относительно немецких спортсменов, я сделаю расследование про них. Я уже делал, кстати. Если будут доказательства про Кению или про велоспорт, я тоже займусь этим. Не понимаю, почему это так удивляет людей.

— Как насчет языкового барьера в работе с российскими источниками? Вы же не владеете русским?

— У меня есть переводчики. Они всегда со мной, все переводится.

— Может быть, изучение русского языка входит в ваши планы? Все-таки вы немало времени провели в ходе создания фильма, общаясь с русскоговорящими людьми.

Виталий, Юлия и Лэнс

— Вы недавно назвали семью Степановых персонами года.

— Да, я действительно так считаю. Россия должна гордиться ими вместо того, чтобы называть их продажными. Что, простите? Я не забочусь о конкретной стране, я беспокоюсь о правде — и не важно, Россия, Кения, не важно! Я не должен следовать путем моей страны, я должен следовать по пути правдивости и не обязан выполнять то, что мне предписывает выполнять та или иная страна. Нет, совсем нет. Это же касается и Германии, я совершенно не обязан следовать ее правилам, и не обязан ей гордиться! Это не тот образ мыслей, который у нас есть. Ну, по крайней мере, у меня. И если бы я был русским, поляком, немцем, итальянцем или австрийцем… Я в первую очередь человек.

— Как считаете, почему только отстраненные атлеты в России говорят о каких-то нарушениях?

— А что, Виталий Степанов разве дисквалифицирован? Нет.

— Виталий не спортсмен, а вот хотя бы его супруга Юлия...

— Да, она была дисквалифицирована, потому что кто-то ей дал допинг. А не потому, что она сделала это по своей воле. Потому что была система применения допинга в России, если не принимаешь — не попадаешь в сборную. Все очень просто.

К тому же, дисквалифицированные спортсмены могут говорить, а почему те, кто применяют запрещенные препараты, должны говорить? Допинг — это ложь, и если я его применяю, то я лжец.

— Почему никто ни разу тогда не захотел бороться с ложью?

— Если, например, я принимаю допинг, что, я буду об этом публично заявлять? Если ты применял запрещенные вещества, ты просто получишь дисквалификацию. И если бы я был спортсменом, я бы никогда не сказал об этом, ведь этот факт — отнюдь не преимущество. Что бы я делал? Возможно, я бы перестал употреблять запрещенные препараты. Но везде вокруг будут те, кто употребляет допинг, что ты не сможешь доказать...

Если на данный момент в организме какого-либо спортсмена есть допинг — таблетка или инъекция, обычно эффект от нее остается на достаточно продолжительное время. И преимущество останется и в 2016 году, когда этот атлет будет соревноваться в Рио. И я не хочу этого.

Поэтому лучший способ сказать русским: сидите дома. И если это случится, тогда россияне выучат этот урок, они будут знать, что они реально должны измениться. И это будет очень сильное послание всем другим нациям: если делать также, то получишь дисквалификацию. Думаю, в этот раз так и нужно поступить.

Возможно, в Токио-2020 Россия сможет выставить абсолютно чистую команду. Это вполне возможно, впереди несколько лет, которых будет достаточно. Не готов сделать такое утверждение относительно зимних Игр-2018, возможно, и там тоже да. Но 2016-й — нет, он слишком близко. Это мое мнение, это невозможно.

Высказывания и факты, приведенные Хайо Зеппельтом, являются выражением личной позиции собеседника агентства. Мнение господина Зеппельта может не совпадать с позицией редакции "Р-Спорт".

Это все главные новости российского и мирового легкой атлетики за 28 декабря.


    Рекламодателям Контакты
    Copyright © rusbiathlon.ru (русбиатлон), 2003-21
    РБ – популярный спортивный онлайн сайт, только самые интересные новости спорта в России и мире на сегодня!
    Копирование материалов без ссылки на данный портал запрещено! Сайт для людей старше 16+ лет
    Политика конфиденциальности