Свободное общение Карта сайта Поиск
можно через
  • вконтакте
  • одноклассники
  • google
  • lасeбооk
О главных событиях, прошедших в мире фигурного катания 22 января

Новости фигурного катания за 22 января

  • 22 января 2022 (09:00, суббота)
  • 0
  • РИА Новости

Расширенный состав сборной России по фигурному катанию на ЮЧМ объявят до 14 февраля

Расширенный состав сборной России для участия в юниорском чемпионате мира по фигурному катанию 2022 года в Софии будет объявлен до 14 февраля, сообщила РИА Новости руководитель пресс-службы Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР) Ольга Ермолина. В субботу в Саранске завершился чемпионат России среди юниоров. Победителями соревнований стали Софья Акатьева, Илья Яблоков, спортивная пара Наталья Хабибуллина/Илья Княжук, танцевальный дуэт Ирина Хавронина/Дарио Чиризано. "По итогам завершившегося в Саранске юниорского первенства России не будет сформирован состав сборной для участия в ЮЧМ-2022 в Софии. Расширенный состав команды будет объявлен до 14 февраля. При формировании окончательного варианта будут учтены результаты Финала Кубка России, который пройдет в Саранске в феврале. Особое внимание будет уделено выбору юниоров, которые на первенстве России не продемонстрировали даже прошлогодний уровень", — сказала Ермолина. Юниорский чемпионат мира по фигурному катанию пройдет в Софии 7–13 марта.

Наталья Хабибуллина и Илья Княжук – победители первенства России среди пар

Сегодня, 22 января, в Саранске завершилась соревновательная программа юниорского первенства России по фигурному катанию. В турнире пар победили Наталья Хабибуллина и Илья Княжук (201,82), вырвав у Юлии Артемьевой и Михаила Назарычева 1,29 балла. Бронза — у Екатерины Чикмарёвой и Матвея Янченкова (189,48).

Фигурное катание. Первенство России среди юниоров. Саранск, 22 января

Пары. Итоговая классификация

1. Наталья Хабибуллина / Илья Княжук (Москва) — 201,82
2. Юлия Артемьева / Михаил Назарычев (Пермский край) — 200,53
3. Екатерина Чикмарёва / Матвей Янченков (Пермский край) — 189,48
4. Анастасия Мухортова / Дмитрий Евгеньев — 188,22
5. Екатерина Гейниш / Илья Миронов — 187,35
6. Полина Костюкович / Алексей Брюханов (все — Москва) — 184,04.

Фигуристы Хабибуллина и Княжук завоевали золото на юниорском чемпионате России в парах

Наталья Хабибуллина и Илья Княжук завоевали золото в соревнованиях спортивных пар на чемпионате России по фигурному катанию среди юниоров в Саранске. За свой прокат спортсмены, занимавшие второе место после короткой программы, получили 130,22 балла и в сумме набрали 201,82 балла. Второе место заняли Юлия Артемьева и Михаил Назарычев (200,53), третье — Екатерина Чикмарёва и Матвей Янченков (189,48).

Фигуристы Хавронина и Чиризано стали чемпионами России среди юниоров в танцах на льду

Ирина Хавронина и Дарио Чиризано победили в соревнованиях танцевальных дуэтов на чемпионате России по фигурному катанию среди юниоров, который проходит в Саранске. За произвольный танец победители получили от судей 111,31 балла и набрали по сумме программ 182,77 балла. Второе место по итогам двух программ заняли Василиса Кагановская и Валерий Ангелопол (182,06), третье — Софья Тютюнина и Александр Шустицкий (178,12). Позднее в Саранске произвольную программу представят спортивные пары.

Ирина Хавронина и Дарио Чиризано – победители первенства России среди танцоров

Сегодня, 22 января, в Саранске продолжается юниорское первенство России по фигурному катанию. Россияне Ирина Хавронина и Дарио Чиризано выиграли турнир танцоров (182,77 балла за два танца). Серебро — у Василисы Кагановской и Валерия Ангелопола (182,06), бронза — у Софьи Тютюниной и Александра Шустицкого (178,12).

Фигурное катание. Первенство России среди юниоров. Саранск, 22 января

Танцоры. Итоговая классификация

1. Ирина Хавронина / Дарио Чиризано (Московская обл.) — 182,77
2. Василиса Кагановская / Валерий Ангелопол — 182,06
3. Софья Тютюнина / Александр Шустицкий — 178,12
4. Софья Леонтьева / Даниил Горелкин (все — Москва) — 172,88
5. Алиса Овсянкина / Матвей Самохин (Московская обл.) — 162,12
6. Екатерина Рыбакова / Иван Махноносов (Москва) — 160,56.

Олег Васильев: система судейства в фигурном катании себя изживает

Олимпийский чемпион 1984 года в парном катании, заслуженный тренер России Олег Васильев в интервью РИА Новости Спорт рассказал о своей нынешней работе главным тренером сборной Белоруссии, поделился мнением о предстоящей борьбе российских спортивных пар с китайской на Олимпиаде, а также изложил суть своего предложения о том, как сделать судейство в фигурном катании объективным и профессиональным.

"Строю в Белоруссии такую же систему фигурного катания, как в России"

— Олег Кимович, вы, как главный тренер белорусской сборной, получается, от ежедневной работы у бортика отошли?

— Да, слава богу.

— Почему "слава богу"?

— Это тяжело. Безумно интересно, но нервно и очень тяжело.

— Ностальгия по бортику есть?

— Нет. Ведь когда появляется ностальгия? Когда ты что-то не сделал или недоделал, когда ты чувствуешь, что можешь что-то сделать больше или лучше. А у меня нет ностальгии ни по спорту, где нам с партнершей (Еленой Валовой — прим. ред.) удалось сделать все, ни по тренерской работе, где я тоже сделал максимум возможного в той ситуации, которая была. Конечно, когда я появляюсь на катке, адреналин все равно попадает в кровь и позитивные эмоции у меня появляются. Но та работа, которую я сейчас делаю, не менее интересна, зато более глобальна.

— Какие задачи перед вами стоят?

— Их две. Одна — сделать так, чтобы Белоруссия занимала свое место на карте мирового фигурного катания, в частности на Олимпийских играх. Мужское одиночное катание Белоруссии было представлено на Олимпиаде 16 лет назад, а женское — 20 лет назад. Поэтому то, что мы завоевали две квоты на предстоящие Игры в Пекине, — большой прорыв. И это та часть работы, которую я сделал по заданию спортивного руководства страны.

Другая часть работы не так видна, но она занимает 99 процентов всего времени, которое я провожу в Белоруссии. Это построение системы фигурного катания, которая давала бы результат из года в год, а не разово какими-то неимоверными усилиями. Такую же систему, что сейчас выстроена в России в женском одиночном катании, в парном катании, мне надо построить в Белоруссии. Возможно, не в таких масштабах, но она должна давать спортсменов, которые бы представляли Белоруссию на международной арене.

Это долгосрочная работа, все прекрасно понимают, что за год-два ее не сделать. Начинать все с нуля всегда сложно. Особенно учитывая, что последние годы никаких задач перед специалистами, работающими в фигурном катании, в Белоруссии никто не ставил. Большинство просто занимались, грубо говоря, зарабатыванием денег, и лишь очень немногие профессионалы работали на какой-то небольшой результат. Сейчас все ресурсы необходимо перераспределить так, чтобы образовалась система, которая бы приносила плоды.

— То есть пирамида, которая должна давать на выходе лучших спортсменов, а не результаты ценой приобретения спортсменов у других стран?

— Сейчас мы действительно адаптировали ряд спортсменов, в том числе из России, для того, чтобы выполнить первую часть задачи. Показать, что у Белоруссии есть спортсмены, есть фигурное катание, есть желание показывать результаты. Но и мне, и спортивному руководству Белоруссии, конечно, хочется, чтобы результаты достигались за счет своих ресурсов. Потому что детей в фигурное катание приходит много. Катков в Белоруссии тоже много. 44 арены — немало для республики с населением около 9 миллионов. Но пирамиды, о которой вы говорите, пока нет. Она заработает, когда будет большое количество начинающих, большое количество тренеров, которые работают на разных уровнях, а также желание руководства все это поддерживать финансово и политически. Если все это сложить вместе, то это будет работать. Но не завтра и не послезавтра, а лет через семь-восемь, а то и больше.

— Тренеров тоже приглашаете?

— Пытаемся идти двумя путями. Работаем с Белорусским университетом физической культуры, чтобы специалисты, которые там учатся по обновленной программе, получали все новейшие наработки и выпускались уже полноценными, готовыми к работе тренерами. Второе — пытаемся расширить географию школ, занимающихся фигурным катанием. И, безусловно, стараемся привлечь профессионалов. Но для этого нужны деньги, потому что за три копейки в Белоруссию никто не поедет работать ни из России, ни из Америки, ни из Франции, ни откуда-либо еще. А вот когда они приедут — местные профессионалы начнут подтягиваться к тому уровню, который мы будем "покупать" за рубежом.

— В хоккее едут — канадский специалист Крэйг Вудкрофт возглавляет сборную Белоруссии.

— Да, мы знакомы, работаем на соседних площадках и по возможности сотрудничаем. Но хоккей в Белоруссии — отдельная тема. У хоккея отдельное финансирование. И цифры несопоставимы ни с одним видом спорта, даже с биатлоном.

— На Олимпиаде спортивные задачи перед белорусскими фигуристами ставиться будут?

— Нет, и спортивное руководство понимает, что мы не можем сделать все из ничего в один момент. Для начала нам надо заявить, что фигурное катание в Белоруссии есть. Что мы готовы работать и готовы из года в год улучшать результаты. Я пришел на эту должность чуть больше двух лет назад. Первый год работал дистанционно, это было связано и с пандемией, и с другими моментами. Сейчас вот уже полтора года нахожусь в Минске и работаю со спортсменами, их тренерами, руководством Минспорта, НОК Белоруссии. Сотрудничаем по всем параметрам, проводим массу соревнований и для детишек, и для юниоров среднего возраста. Проводим международные турниры, на которые приезжают сильнейшие фигуристы мира. Работа проводится колоссальная. Но для того, чтобы выстроить систему, нужны, как я уже сказал, время и ресурсы.

— Мы, получается, потеряли заслуженного тренера России? Ведь вы сейчас с российскими фигуристами не работаете и своими знаниями со страной не делитесь.

— Россия ничего не потеряла, и не потому, что я такой заслуженный или я такой никчемный. В России есть та система, которую мне предстоит построить в Белоруссии. Система — это не один человек и не личность. Это организация, которая постоянно держит результаты на определенном уровне. В России есть масса специалистов, которые работают с одиночным и парным катанием. Если один или два специалиста уедут за рубеж, то Россия ничего не потеряет, потому что на их место встанут другие. И будут давать результат, как и их коллеги в предыдущие годы.

— Получается, вы в эту систему в России так и не встроились?

— Я в ней никогда и не был. Как тренер я начал работать во Франции в 1994-1995 годах. Мне было интересно, нравилась Франция, нравился Париж. Я подошел к главе французской федерации Дидье Гайаге и спросил, не найдется ли у него возможности приютить бывшего олимпийского чемпиона.

— Бывших же не бывает.

— Ну я по аналогии с "месье, же не манж па сис жур, подайте бывшему члену Государственной думы". Дидье меня пригласил, и я год с лишним отработал в Париже, за что очень ему благодарен. Я многому научился, для меня это было открытие. Потом я работал в одной из прибалтийских стран, а в 1997 году перебрался в Чикаго. Там начал работать с Татьяной Тотьмяниной/Максимом Марининым. То есть в России до 2004 года вообще не работал, когда в преддверии Олимпиады-2006 мы все чаще стали сюда приезжать. А до этого были в Чикаго всей группой.

В России я появился ненадолго. Работа здесь не складывалась, я даже не могу определить, почему. Наверное, это было неудобно ни мне, ни окружавшим меня специалистам. И после Олимпиады в Турине я опять уехал в Чикаго. Вернулся из Америки обратно только в 2013 году, и совершенно не по спортивным причинам. Встретил свою нынешнюю супругу и понял, что если хочу создать семью, то мне надо возвращаться на родину и жить здесь, чтобы поддерживать нормальные семейные отношения. Моя же работа в Москве или в Санкт-Петербурге в последние годы не сопровождалась желанием как-то "заякориться". Просто желания что-то доказать себе или кому-то еще у меня нет. Понимаю, что предмет я знаю, проработал значительное время и с одиночниками, и с парниками. Но для того, чтобы добиваться результата, нужен определенный материал. И нужен он любому тренеру.

Давайте вспомним, что Тамара Николаевна Москвина в период с 2002-го по, наверное, 2015 год не имела значимых результатов — побед на чемпионатах мира и Олимпиадах. И не потому, что она плохой специалист, а потому что в ее руках не было талантливых спортсменов, при всем уважении к Юлии Обертас с Сергеем Славновым и Юко Кавагути с Александром Смирновым, с которыми она тогда работала. А результат любого тренера больше зависит от того материала, с которым он работает, чем от его знаний и умений. Что же касается материала, то я никогда не старался переманивать спортсменов к себе. Если ко мне кто-то приходил, то я отдавал этому спортсмену все свои знания и умения. Вопрос, насколько он был талантлив и насколько он хотел и мог преобразовать полученное в результат.

— В последнее время обращаются за помощью спортсмены из России?

— К нам в Белоруссию часто приезжают спортсмены из разных стран. Из-за пандемии, конечно, меньше, чем хотелось бы, но обращаются, так как в Минске и не только есть возможность организовать прекрасный тренировочный процесс. Практически любое количество льда и другой спортивной инфраструктуры в их распоряжении. Приезжают тренеры вместе со своими спортсменами на стажировки, сборы. Учитывая, что я в тренировочном процессе практически не участвую, то лично не могу никого брать, потому что, чтобы помочь спортсмену, нужно быть на льду каждый день минимум 6-7 часов. А это значит, что мне бы пришлось забросить все свои дела. Это нереально, потому что я зарплату получаю за то, что выстраиваю систему фигурного катания в Белоруссии, а не выращиваю единичных звезд.

— Еще совсем недавно вы работали в школе Москвиной, и вас многие считали ее преемником.

— Когда Тамара Николаевна открывала свою школу, она обратилась ко мне с просьбой помочь ей в организации процесса и на начальном этапе. Три года вместе мы отработали, и я об этом ничуть не жалею, потому что, работая с Москвиной, ты учишься чему-то новому каждый день. Но пришло время что-то менять. Тамара Николаевна и без меня справлялась со своими задачами, у нее есть прекрасный помощник Артур Минчук, которому надо расти как специалисту. И мне в этот момент пришло предложение от белорусского Минспорта. Поговорили с Тамарой Николаевной и поняли, что совмещать работу на Белоруссию и работу в ее школе мне будет невозможно. И пришли к обоюдному решению, что постепенно, в течение полугода, будем расходиться.

— Какого-то обратного движения в ближайшее время не может возникнуть?

— Не могу сказать, может ли оно возникнуть со стороны Тамары Николаевны или кого-то еще, но с моей стороны дело обстоит так: я на сто процентов загружен работой в Белоруссии. Ситуация сейчас сложная, впереди Олимпиада, для белорусского фигурного катания все это практически в новинку, поэтому очень много времени я уделяю организационному процессу. Кроме того, у меня есть семья, которой я хочу уделять свое свободное время. Не думаю, что у меня найдется временная ниша для чего-то другого, и вряд ли какое-то новое предложение сможет меня заинтересовать.

"Манипулирование результатами отягощает фигурное катание"

— В фигурном катании судейство постоянно дает повод для разговоров, а иногда и скандалов. В чем, на ваш взгляд, причина?

— Любая система судейства со временем себя изживает. Система "6,0" существовала очень долгое время, но скандал на Олимпиаде 2002 года заставил руководство Международного союза конькобежцев (ISU) ее изменить. Та система, которая действует сейчас, существует уже около 20 лет. И на мой взгляд, она себя тоже изживает. Судьи научились манипулировать результатами внутри этой системы. А манипулирование результатами является тем негативом, который отягощает все фигурное катание. У нас все-таки не километры, не килограммы и не секунды, а человеческое мнение, которое определяет итог соревнований.

Сейчас судейство является на 40 процентов прогнозируемым — это те цифры, которые стоят за каждым элементом. А на 60 — манипуляционным. Это коэффициенты GOE, которыми оценивают исполнение элементов, и вторая оценка за компоненты программы, которая, как бы ни формулировали правила, является крайне расплывчатой. В женском одиночном катании, в парном катании и уже давно в танцах на льду вторая оценка совершенно не отражает того, что мы видим. Единственный вид, который еще остается, скажем так, корректным в плане второй оценки, — это мужское одиночное катание. Если человек там делает четверные прыжки, но плохо катается, вторая оценка не выходит за пределы 9. А в парном и женском одиночном катании вторая оценка совершенно оторвалась от реальности и не имеет никакой связи с тем катанием, которое спортсмен представляет.

— Какой выход? Менять что-то в консерватории или менять всю консерваторию?

— Я бы рассмотрел еще одно изменение судейской системы. Возможно, разработал бы новую концепцию, новый путь. Сам я вносил предложение, достаточно простое и не слишком кардинальное, но оно могло бы изменить судейство и отношение к судьям.

Я предлагал создать определенный пул профессиональных судей, которых бы ISU взял на работу. Эти люди получали бы в ISU зарплату, занимаясь только судейством и никакими другими делами. Таких судей могло бы быть около 30-40 человек, они бы судили основные старты — Гран-при, чемпионаты мира, Европы, четырех континентов и Олимпийские игры. Они бы не были ангажированы федерациями, не стремились бы угодить определенным спортсменам, тренерам или же еще кому-то. Они бы выполняли профессионально свою работу и получали за это деньги. Было бы меньше предвзятости, больше профессионализма, и федерации не имели бы влияния на итоговый результат. На мой взгляд, это должно работать.

Но по каким-то причинам ISU серьезно мое предложение не рассмотрел. Видимо, там считают, что это не путь развития судейства в фигурном катания. Но мы будем пытаться двигать качели в эту сторону, потому что, на мой взгляд, неангажированность судей — единственный выход из сложившейся ситуации.

— В вашей родной дисциплине — парном катании — скольких участников на крупнейших турнирах вам интересно смотреть?

— И в парном катании, и в других дисциплинах — первых 6-10 спортсменов. На чемпионатах Европы чуть меньше, на чемпионатах мира чуть больше. Все остальные — молодежь либо те, которые, скажем так, докатывают. Интересны же личности, которые двигают фигурное катание вперед.

— Но при этом творчества в том же парном катании, такое ощущение, становится все меньше. Программы стандартизируются, высокие оценки спортсмены получают, под какую бы музыку, грубо говоря, не катались. Главное — выполнить элементы.

— Не все. Ведущие дуэты вписывают элементы в программу так, что их не видно. Но это действительно одна-две пары. То же касается и мужского, и женского одиночного катания. Только лидеры способны незаметно вписать сложные элементы в программу. А основная масса действительно либо бегает, либо даже ходит от элемента к элементу. Да, элементы сложные, они требуют колоссальной концентрации, это все понятно, но кто-то же создает настоящие образы за те четыре минуты, что программа длится.

— Да, но получается, что обязательным требованием для того, чтобы побеждать, это не является.

— Не является, и поэтому я и говорю о кризисе системы судейства. Вторая оценка должна отражать интерпретацию музыки, хореографичность, скольжение, презентацию. Но она этого не отражает. В реальности делаешь ты свои элементы — и оценка в 9 баллов тебе гарантирована. Это неправильно. Поэтому и надо как-то освежить эту систему судейства. Возможности ее практически исчерпаны.

"Расклад в парном катании на Олимпиаде — чистая техника против сочетания сложности и артистизма"

— Впереди Олимпиада. В парном катании все предвкушают борьбу трех российских дуэтов — Анастасии Мишиной/Александра Галлямова, Евгении Тарасовой/Владимира Морозова и Александры Бойковой/Дмитрия Козловского — с китайской парой Суй Вэньцзин/Хань Цун. Каков ваш прогноз на исход этой борьбы?

— Как мы уже констатировали, когда вторая оценка у всех одинаковая, решает то, как спортсмены исполняют элементы. К сожалению, ни программа, ни композиция, которую представляют пары, а просто набор элементов. И это, на мой взгляд, не то, что хочет видеть зритель и хотим видеть мы, профессионалы. Хотим в результатах видеть отражение и сложности программ, и той композиции, которую спортсмены пытаются представить.

Если судить исходя из реальных двух оценок, за технику и за артистизм, то расклад в парном катании на Олимпийских играх очень неоднозначен. Китайская пара уникальна, и к этой уникальности они шли долгие годы. Начинали совершенно невзрачной парой, но на сегодняшний момент являются тем дуэтом, на катание которого хочется смотреть вне зависимости от того, какие элементы они делают. Они умеют кататься, умеют выражать музыку и умеют держать зрителей в завороженном состоянии на протяжении всей программы.

Российские пары обладают технически более сложными программами. Но ко второй оценке есть вопросы. Как судьи отнесутся к противостоянию чистой техники и сочетания сложного катания и артистизма? В этом и состоит главная интрига Олимпиады в парном катании.

— Под чистой техникой вы имеете в виду все три российские пары? Или Тарасова и Морозов все-таки выпадают из тройки?

— Тарасова и Морозова обладают опытом и собственным стилем, они последние представители советской парной школы и тоже умеют восхищать зрителя катанием. Мишина/Галлямов и Бойкова/Козловский отличаются, когда они чисто делают элементы, то тоже способны заворожить. Но все, конечно, будет решать старт. Как спортсмены соберутся, как смогут воплотить то, над чем работали многие месяцы.

— В чем, на ваш взгляд, причина нестабильности Тарасовой и Морозова по сравнению с парами Москвиной?

— Психология. Когда спортсмен уверен в себе, в своих элементах, в своем катании, в своем здоровье, показатель стабильности приближается к ста процентам. Если есть какие-то опасения, то спортсмен начинает немного поджиматься и аккуратничать. Это и является причиной срывов. Он срывает прыжок не потому, что не умеет его делать, а потому, что когда на него заходит на соревнованиях, в стрессовой ситуации, психологическая составляющая работает не совсем так, как на тренировках.

— Китайская пара вернула четверную подкрутку. Не жест ли это отчаяния? Ведь тройная подкрутка, исполненная на плюсы, даст больше баллов, чем посредственно сделанная четверная.

— Безусловно, разница будет небольшая, но это не жест отчаяния. Китайцы совсем не дураки, считают они так же хорошо, как и мы. Борьба будет идти за каждый балл. И если на четверной подкрутке, пусть даже второго уровня, можно набрать на две-три десятых балла больше, чем за тройную подкрутку четвертого уровня, то они будут делать четверную. Потому что эти две-три десятых могут оказаться решающими в борьбе за медали.

— С нынешней невысокой стоимостью четверных элементов парное катание оказалось в некой стагнации, в то время как даже у девушек четверных прыжков все больше. Как относитесь к идее вновь повысить стоимость элементов ультра-си и у пар?

— В одиночном катании цену четверных прыжков тоже подрезали, чтобы ими не увлекались, но прогресс это не остановило. Но прогресс этот не увеличил количество травм. В парном катании ситуация другая. Четверной выброс — это не совсем четверной прыжок. В одиночном катании спортсмен сам отталкивается на ту высоту, на которую его организм может его подбросить. Сам готовится к приземлению с этой высоты. А в парном катании усилия отталкивания партнера и партнерши суммируются. Партнерша вылетает намного выше и дальше, чем если бы она оттолкнулась сама. И ее организм далеко не всегда готов к падению с такой высоты. Чем выше вылет, тем более серьезные нагрузки, даже если приземление идеальное. А уж если следует падение, то оно может привести к очень серьезной травме.

С подкрутками ситуация такая же. Партнерша делает на один оборот больше, а времени в воздухе от отталкивания до ловли партнером она проводит практически то же самое. Это говорит о том, что до последнего момента она держит группировку, и в момент ловли ее локти могут прийтись на любую часть головы партнера. Это опасно, это тоже уже приводило к травмам. А если партнер, не дай бог, не поймает партнершу и она упадет с высоты в два метра, это тем более опасно. Поэтому форсировать изучение четверных подкруток и выбросов в парном катании не совсем правильно.

Но если найдется девочка с четверными прыжками, которая придет в парное катание и будет готова делать четверной выброс с минимумом травматичных падений, то это, возможно, окажется выходом из ситуации и шагом в развитии сложности. Но девочка, которая не владела четверными прыжками, тысячу раз упадет, прежде чем научится делать четверные выбросы более-менее стабильно.

— Но в итоге к женскому и мужскому одиночному катанию интерес есть, даже к танцам благодаря периодически возникающим скандалам тоже есть, а парное катание, грубо говоря, находится в медийном "болоте". Что с этим делать?

— Парное катание может быть интересно в плане композиции. Ведь катаются два человека. Можно создавать более интересные программы по сравнению с тем, когда катается один спортсмен. В моем понимании, развитие парного катания может идти как в плане усложнения элементов — прыжков, поддержек, подкруток, выбросов, — так и в работе над композицией. Чтобы композиции были интересными и не представляли из себя набор из 11 элементов за четыре минуты катания.

— Но нужна мотивация эти композиции делать.

— И мы опять возвращаемся ко второй оценке, которая на сегодняшний день не работает никак.

Олег Васильев: манипулирование результатами отягощает фигурное катание

Олимпийский чемпион 1984 года в парном катании, заслуженный тренер России Олег Васильев заявил в интервью РИА Новости, что манипулирование результатами является тем негативом, который отягощает фигурное катание.

Васильев с июня 2020 года является главным тренером сборной Белоруссии по фигурному катанию. В ходе чемпионата Европы, прошедшего 12-15 января в Таллине, Васильев выразил несогласие с судейством в короткой программе в женском одиночном катании, где россиянка Анна Щербакова с падением на прыжковом каскаде обошла ряд фигуристок, исполнивших программу чисто, в том числе белоруску Викторию Сафонову.

"Та система судейства, которая действует сейчас, существует уже около 20 лет. И на мой взгляд, она себя изживает. Судьи научились манипулировать результатами внутри этой системы. А манипулирование результатами и является тем негативом, который отягощает все фигурное катание", — сказал Васильев.

"Сейчас судейство является на 40 процентов прогнозируемым — это те цифры, которые стоят за каждым элементом. А на 60 — манипуляционным. Это коэффициенты GOE, которыми оценивают исполнение элементов, и вторая оценка за компоненты программы, которая, как бы ни формулировали правила, является крайне расплывчатой. В женском одиночном катании, в парном катании и уже давно в танцах на льду вторая оценка совершенно не отражает того, что мы видим", — констатировал специалист.

Полностью интервью с Олегом Васильевым читайте на сайте rsport.ria.ru.

Тренер фигуристов Васильев: предлагал ISU создать пул профессиональных судей

Олимпийский чемпион 1984 года в парном катании, заслуженный тренер России Олег Васильев заявил в интервью РИА Новости, что предлагал Международному союзу конькобежцев (ISU) создать пул профессиональных арбитров, которые бы помогли улучшить ситуацию с предвзятостью судейства в фигурном катании.

Васильев с июня 2020 года является главным тренером сборной Белоруссии по фигурному катанию. В ходе чемпионата Европы, прошедшего 12-15 января в Таллине, Васильев выразил несогласие с судейством в короткой программе в женском одиночном катании, где россиянка Анна Щербакова с падением на прыжковом каскаде обошла ряд фигуристок, исполнивших программу чисто, в том числе белоруску Викторию Сафонову.

"Я предлагал создать определенный пул профессиональных судей, которых бы ISU взял на работу. Эти люди получали бы в ISU зарплату, занимаясь только судейством и никакими другими делами. Таких судей могло бы быть около 30-40 человек, они бы судили основные старты — Гран-при, чемпионаты мира, Европы, четырех континентов и Олимпийские игры. Они бы не были ангажированы федерациями, не стремились бы угодить определенным спортсменам, тренерам или же еще кому-то. Они бы выполняли профессионально свою работу и получали за это деньги. Было бы меньше предвзятости, больше профессионализма, и федерации не имели бы влияния на итоговый результат", — сказал Васильев.

"На мой взгляд, это должно работать. Но по каким-то причинам ISU серьезно мое предложение не рассмотрел. Видимо, там считают, что это не путь развития судейства в фигурном катании. Но мы будем пытаться двигать качели в эту сторону, потому что, на мой взгляд, неангажированность судей — единственный выход из сложившейся ситуации", — добавил специалист.

Полностью интервью с Олегом Васильевым читайте на сайте rsport.ria.ru.

Тренер Васильев: вряд ли в ближайшее время буду работать с российскими фигуристами

Олимпийский чемпион 1984 года в парном катании Олег Васильев рассказал в интервью РИА Новости, что на сто процентов загружен работой на посту главного тренера сборной Белоруссии по фигурному катанию, поэтому не планирует в ближайшее время работать с российскими фигуристами. Васильев, заслуженный тренер России, возглавил сборную Белоруссии по фигурному катанию в июне 2020 года. "Я на сто процентов загружен работой в Белоруссии. Ситуация сейчас сложная, впереди Олимпиада, для белорусского фигурного катания все это практически в новинку, поэтому очень много времени я уделяю организационному процессу. Кроме того, у меня есть семья, которой я хочу уделять свое свободное время. Не думаю, что у меня найдется временная ниша для чего-то другого, и вряд ли какое-то новое предложение сможет меня заинтересовать", — сказал Васильев, отвечая на вопрос, возможно ли в ближайшее время его возвращение к работе с российскими фигуристами. Полностью интервью с Олегом Васильевым читайте на сайте rsport.ria.ru.

Это все главные новости российского и мирового фигурного катания за 22 января.


    Рекламодателям Контакты
    Copyright © rusbiathlon.ru (русбиатлон), 2003-22
    РБ – популярный спортивный онлайн сайт, только самые интересные новости спорта в России и мире на сегодня!
    Копирование материалов без ссылки на данный портал запрещено! Сайт для людей старше 16+ лет
    Политика конфиденциальности