Свободное общение Карта сайта Поиск
можно через
  • вконтакте
  • одноклассники
  • google
  • lасeбооk
О главных событиях, прошедших в мире фигурного катания 22 ноября

Новости фигурного катания за 22 ноября

  • 22 ноября 2022 (09:30, вторник)
  • 0
  • РИА Новости

Тарасова считает, что фигуристы Дэвис и Смолкин приедут на чемпионат России

Заслуженный тренер СССР Татьяна Тарасова надеется, что танцевальный дуэт Диана Дэвис и Глеб Смолкин выполнит обещание и примет участие в чемпионате России по фигурному катанию. Ранее Дэвис/Смолкин прекратили сотрудничество с Игорем Шпильбандом и перешли в группу Алексея Килякова и Елены Новак, которые тренируют в США. "Я думаю, они приедут. Люди же отвечают за свои поступки через полгода после того, как они написали, что будут участвовать. На Гран-при ситуация другая, там надо уезжать тренироваться обратно (в Америку), у них тренеры там. А на чемпионате России есть хотя бы неделя. Я думаю, что на чемпионат России они все-таки приедут", — сказала Тарасова РИА Новости. Чемпионат России по фигурному катанию пройдет в Красноярске с 20 по 25 декабря 2022 года.

Год за сломанную челюсть: самая скандальная драка фигуристов на льду

В фигурном катании Олимпиады в качестве спортсмена и тренера выигрывали единицы. Первыми такой дубль сделали Наталья Линичук и Геннадий Карпоносов. В Пекине в клуб двойных триумфаторов вошел Хонгбо Чжао, а в Турине – Олег Васильев, которому сегодня исполняется 63. Вместе с Еленой Валовой он брал Олимпиаду-1984 в Сараево, а через 22 года привел к чемпионству в Турине Татьяну Тотьмянину и Максима Маринина.

Интересно, что парником Васильев становиться не собирался. Он тренировался у Игоря Москвина вместе с тогдашними лидерами сборной СССР Юрием Овчинниковым и Игорем Бобриным. В чем-то, по собственному признанию, на тренировках даже превосходил этих признанных мастеров.

Первый раз встать в пару Тамара Москвина пригласила Васильева, когда ему исполнилось 11. "Это даже парным катанием назвать было нельзя, – вспоминает Олег. – Так, скольжение по льду, взявшись за ручки. Только у Москвиной был принцип: готовя чемпионов сегодняшнего дня, держать в уме перспективу. Даже очень далекую".

Во второй раз Васильеву предложили сменить специализацию в 16 лет, и он категорически отказался. На чемпионате СССР среди взрослых ленинградский юниор занял десятое место, что считалось очень хорошим результатом. Только на следующий год Олег занял девятое место и призадумался, когда же такими шажочками доберется до медали. И тут последовало очередное предложение от Москвиной, от которого нельзя было отказаться.

Как раз тогда после окончания средней школы Васильев поступал на отделение фигурного катания Института физкультуры им. Лесгафта, куда конкурс был 20 человек на место. Абитуриент не добрал каких-то полбалла, и знающие люди посоветовали позвонить Москвиной. Та обещала посодействовать зачислению в престижный вуз и еще раз напомнила о своем предложении перейти в парное катание. Конечно, отказаться было нельзя.

Сначала Васильева хотели поставить в пару с Ларисой Селезневой, но сразу же проявилась полная несовместимость характеров. Первое время Москвина даже запретила им разговаривать на тренировках. Несколько месяцев они пытались кататься молча, но отношения все равно были, как у кошки с собакой. После этого Москвина поставила Селезневу в пару с Олегом Макаровым и передала их супругу, а Васильеву в партнерши определила 15-летнюю Елену Валову. Идея Тамары Николаевны заключалась в том, чтобы из двух сильных одиночников, обладавших уникальным по тем временам контентом тройных прыжков, сделать сильную пару с неповторимым стилем.

Кульминацией конкуренции между парами Валова/Васильев и Селезнева/Макаров стала драка на льду, подробности которой за прошедшие десятилетия обросли мифами и легендами. Сам Васильев описывает ее так: "Инцидент произошел в казахстанском городе Рудный, где ленинградские фигуристы готовились к чемпионату СССР в Челябинске. На льду были две пары, звучала музыка нашей. Наверное, Макаров не следил за перемещениями на льду. Когда Лена задела его, начал высказывать мне претензии, а затем последовал прямой удар в челюсть. О какой-то драке говорить не приходится. У меня просто не было возможности ответить".

Разбирательство инцидента по горячим следам проходило, как тогда было принято, на уровне партийных и комсомольских организаций. Макарова дисквалифицировали на сезон, что закрыло им с Селезневой дорогу на международные соревнования. Пару Валова/Васильев, наоборот, поощрили поездкой на чемпионат Европы без отборочного старта. Ведь выступить из-за травмы на чемпионате СССР в Челябинске Елена и Олег не смогли.

После возвращения в Ленинград конкурирующие пары развели по разным каткам, а в семье Москвиных четко разделили рабочие и семейные отношения. Когда Макаров, работающий сейчас тренером в США, приезжал на один из чемпионатов России в Санкт-Петербург, два Олега вспоминали о случившемся с улыбкой. А вот в 1983-м было не до смеха.

В Рудном о хорошем челюстно-лицевом хирурге можно было только мечтать, как и о материалах, необходимых для операции после нокаута на льду. Даже на чемпионате мира-1983 в Хельсинки Васильев выступал с металлическим подарком из Казахской ССР, а на чемпионате Европы в Дортмунде, по собственному признанию, даже дышать было сложно. Хотя серебро на ЧЕ-1983 стало, скорее, следствием существовавшей тогда табели о рангах. Для учеников Москвиной это был дебютный турнир такого ранга.

Интересно, что уже ставшего парником Васильева тренировавший его как одиночника Игорь Москвин однажды уговорил вернуться к истокам. Случилось это на Универсиаде-1981 на испанском горнолыжном курорте Хака. Кроме Валовой и Васильева туда не приехала ни одна спортивная пара. Москвин решительно заявил: "Вместо того чтобы пить пиво выступи в соревнованиях одиночников!" Валовой тоже это предложили, но она отказалась. Васильев катал свои программы, заменяя чисто парные элементы прыжками. Как он сам шутил, вместо турпоездки с хорошими суточными получился ответственный старт, на котором он завоевал бронзу.

"Выиграл Универсиаду наш Константин Кокора, серебряным призером стал японец Синжи Сотея, – вспоминал Васильев. – Мне же больше всего запомнился американский фигурист, фамилия которого стерлась из памяти за давностью лет. Он был глухой от рождения и исполнял элементы по отмашке тренера. При этом технический арсенал у парня был потрясающий. Тогда впервые задумался о том, что золотые медали – это далеко не самое важное в жизни".

Победу в Сараево Васильев воспринял как должное. Уже на тренировках было видно, что ленинградские фигуристы готовы на порядок лучше конкурентов из ГДР, Канады и США. "Сложно было по другой причине: болело плечо, – шутил Васильев. – Каждый большой, средний и маленький начальник считал своим долгом похлопать по нему и напомнить: мы на вас надеемся, не подкачайте!"

Еще сложнее было скрывать свои эмоции в зоне слез и поцелуев. Как раз в день, когда спортивные пары исполняли короткую программу, ушел из жизни генеральный секретарь ЦК КПСС Юрий Андропов. В СССР объявили траур, который распространялся и на олимпийскую сборную. Спортсменам запретили улыбаться и демонстрировать радость после победы.

Дороже олимпийского золота Сараево для Васильева (и Валовой, естественно) серебро Олимпиады-1988 в Калгари. В декабре у Елены разболелась нога, и врач сборной сделал неудачную инъекцию. После возвращения в Ленинград нога распухла так, что не влезала ни в какую обувь. Москвина попросила Валентина Писеева, который тогда отвечал за фигурное катание в Спорткомитете СССР, освободить пару от участия в чемпионате страны. В ответ последовало жесткое указание прилететь в Ереван и показаться медицинскому штабу сборной.

Когда ногу Валовой продемонстрировали, и у Писеева, и у врачей национальной команды глаза вылезли из орбит. Елену отправили в местный медицинский центр, где врачи заявили: "Немедленно на операционный стол! Если не сделаете операцию в течение суток, ногу придется ампутировать". Рисковать фигуристы и тренер все же не стали. В тот же день вернулись в Ленинград, где Валову прооперировали лучшие специалисты Военно-медицинской академии. Уже начиналась гангрена, но врачи провели операцию блестяще. Вот только на восстановление требовался, как минимум, месяц. Ровно через месяц Васильев забрал партнершу и тогдашнюю супругу из клиники под персональную ответственность.

Еще через месяц они вышли на лед в Калгари с короткой программой. За это время Валова и Васильев успели обкатать новые ботинки и восстановить форму. Хотя, как признался однажды в откровенном разговоре Олег, на Олимпиаду их отправили, скорее, за былые заслуги, чем в качестве реальных претендентов на медали. Третьим номером в сборной СССР, что во времена системы "6.0" и четкого контроля со стороны функционеров за соблюдением табели о рангах практически исключало попадание на пьедестал.

И тут произошло настоящее чудо. В короткой программе, выйдя в первой разминке, действующие олимпийские чемпионы были безупречны. Арбитры поставили скромные баллы, явно приберегая более высокие для других участников. После этого началось что-то невообразимое. Падали все, включая считавшуюся второй по рангу в сборной СССР пару Селезнева/Макаров. Безупречно откатались только будущие олимпийские триумфаторы Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков.

С очень скромными баллами Валова и Васильев шли вторыми после первого соревновательного дня. Произвольную программу они откатали без ошибок, но не включили в нее сложные элементы. Просто не успели их восстановить. Любопытно, что в качестве музыкального сопровождения к произвольной композиции в Калгари Москвина предложила микст из популярной в то время музыки группы "Европа" и… "Метели" Георгия Свиридова. В Пекине под подобный стилевой микст катались Анастасия Мишина и Александр Галлямов.

Тренером олимпийских чемпионов Васильева, по большому счету, тоже сделала Москвина. Сам Олег сначала зарабатывал хорошие деньги в американских ледовых шоу. Он вспоминал, что за один выход на лед можно было заработать на однокомнатную квартиру в родном Санкт-Петербурге. В роли агента, пристроившего своих учеников на столь выгодную работу, выступила, конечно, Москвина.

К тому времени Валова и Васильев уже не были семейной парой, но продолжали выступать вместе. В какой-то момент Елене захотелось полностью посвятить себя новой семье. Пришлось Олегу искать новое место работы, и он отправился в Чикаго, куда его на протяжении целого года настойчиво зазывала американский тренер Линда Джезек. Первое время на новом поприще приходилось работать без выходных. Да еще и английский по ходу дела подтягивать.

В Америке выбирать учеников по степени таланта не приходится. Работаешь с теми, кто платит. Васильеву и здесь повезло. После ухода от Натальи Павловой к нему в начале 2001 года пришли Тотьмянина и Маринин. Еще за два года до этого Москвина настойчиво сватала своему ученику этих ребят. Только у Васильева, который в Чикаго уже ушел от Джезек в самостоятельное плавание, не было нужной базы.

"Москвина проявила настойчивость, – вспоминает Васильев. – Когда поздравлял Тамару Николаевну с Новым годом, она между делом спросила: "Мне тут мама Тотьмяниной звонила, не хочешь ее взять?" Сама Москвина была сосредоточена на работе с Еленой Бережной и Антоном Сихарулидзе и готовить пару на перспективу в тот момент не могла.

Не раз доводилось слышать в кулуарах соревнований, что у Москвиной были планы забрать будущих олимпийских чемпионов Турина сразу после Солт-Лейк-Сити. Сам Васильев это решительно опровергает.

"Москвина же – разумный человек, да и я тоже, – утверждает он. – Брать пару на один сезон, теряя при этом 50 тысяч долларов, было бы глупо. За один сезон ничего сделать невозможно. Да и на финансовые дивиденды можно рассчитывать только после нескольких лет кропотливой работы".

Приезд в Чикаго российской пары обернулся, по словам Васильева, потерей трети дохода от тренерской деятельности, но после олимпийского триумфа в Турине окупился сторицей. Да и удовольствие, которое тренер получал от работы с фигуристами такого класса, не измеришь никакими деньгами. А вот Виктория Волчкова (ныне Буцаева), приезжавшая в Чикаго к Васильеву, задержалась только на сезон. Двум ярким российским фигуристкам у этого тренера ужиться было сложно. Да нет, невозможно!

После Турина у Васильева появился авторитет и реноме тренера, который может подготовить олимпийских чемпионов. К нему направляли пары руководители ФФККР, правда, те, с которыми предыдущие тренеры не справлялись. Неудивительно, что ни с Марией Мухортовой и Максимом Траньковым, ни с Верой Базаровой и Юрием Ларионовым зажечь на Олимпиаде он не смог.

Была у Васильева идея объединить под украинским флагом Татьяну Волосожар и француза Жерома Бланшара, но потенциальная партнерша выбрала Транькова, с которым стала олимпийской чемпионкой и мамой двух очаровательных детей. Пара Мухортова/Бланшар даже в чемпионате России успехов не добилась. Достижением Жерома можно считать выученный им русский язык. Сначала Васильев давал ему указания на английском, но позже убедился: он и наш великий и могучий прекрасно понимает.

Некоторое время Васильев работал в спортивном клубе Тамары Москвиной, а сейчас возглавляет сборную Белоруссии, которая так же, как и российская, отстранена от международных соревнований. Только в Чикаго олимпийского чемпиона и тренера олимпийских чемпионов не тянет.

Это все главные новости российского и мирового фигурного катания за 22 ноября.


    Рекламодателям Контакты
    Copyright © rusbiathlon.ru (русбиатлон), 2003-22
    РБ – популярный спортивный онлайн сайт, только самые интересные новости спорта в России и мире на сегодня!
    Копирование материалов без ссылки на данный портал запрещено! Сайт для людей старше 16+ лет
    Политика конфиденциальности