регистрация или вход
О главных событиях, прошедших в мире фигурного катания 23 ноября

Новости фигурного катания за 23 ноября

  • 23 ноября 2023 (09:30, четверг)
  • 0
  • РИА Новости

Чернышова и Вильчик: возможность ухода из "Ангелов Плющенко" не рассматриваем

Победители шестого этапа юниорского Гран-при России в парном катании фигуристы Анастасия Чернышова и Владислав Вильчик рассказали, что не уйдут из школы двукратного олимпийского чемпиона Евгения Плющенко, какие бы предложения им ни поступали. Чернышова и Вильчик в четверг выиграли в Москве свой второй этап серии. Ранее Плющенко заявил СМИ, что после первого успеха пары на этапе Гран-при России среди юниоров в Казани один из тренеров попытался переманить фигуристов к себе. "Нет, нам все нравится", — сказал Вильчик журналистам, отвечая на вопрос, могут ли он и его партнерша рассмотреть какие-либо предложения о переходе к другим тренерам. Фигуристы рассказали, что с самим Плющенко они не работают. "Нет, у нас тренерский штаб — Арина Ушакова, Алексей Меньшиков, Ольга Семкина. С Евгением Викторовичем не работаем", — отметил Вильчик. Чернышова добавила, что она и Вильчик будут участвовать в новогоднем шоу Плющенко. "В каких ролях, пока не знаем", — признались фигуристы.

Тарасова о тренировке Костомарова по теннису: он может добиться чего угодно

Олимпийский чемпион в танцах на льду Роман Костомаров является сильным человеком, он сможет заниматься всем, чем захочет, в том числе теннисом, заявила РИА Новости заслуженный тренер СССР Татьяна Тарасова. В среду Костомаров опубликовал в своем Telegram-канале видео, где он тренируется наносить удары ракеткой. Сначала экс-фигурист несколько раз уронил инвентарь, но затем ракетку обвязали вокруг протеза. Мячи ему подавала дочь Анастасия. "Роман — очень сильный человек. Несмотря на свое состояние, он может заниматься всем, чем хочет, в том числе теннисом. Он в состоянии добиться всего, чего угодно", — заявила Тарасова. Костомаров попал в реанимацию с пневмонией 10 января и провел в клинике 175 дней. Из-за развившегося некроза ему провели несколько ампутаций рук и ног. Сообщалось, что у него была поражена часть мозга, произошло кровоизлияние и образовалась гематома.

Железняков об уходе из группы Тутберидзе: времени не хватает, все к этому шло

Хореограф Алексей Железняков заявил, что покинул группу тренера по фигурному катанию Этери Тутберидзе из-за нехватки времени и периодического пропуска занятий в связи поездками на сборы и мастер-классы.

В воскресенье источник сообщил РИА Новости об уходе Железнякова из отделения "Хрустальный".

"Что хотелось сказать по уходу из команды "Хрустального", особенно тем критиканам и любителям написать свои версии. Да я ушел и ушел не в никуда, у меня очень много работы, много учеников и два филиала спортивно-танцевальных студий. Да, действительно, времени порой просто физически не хватает. В связи с моими поездками на сборы или мастер-классы периодически приходилось пропускать занятия, но все это делалось исключительно с разрешения Этери Георгиевны", — написал Железняков на своей странице во "ВКонтакте".

"И я прошу вас успокоиться и не поливать ни одну сторону, ни вторую, порой приходит время, когда дороги расходятся и каждый выбирает свой путь. Я очень благодарен команде, начиная с главного тренера Этери Георгиевны и заканчивая техперсоналом "Хрустального", я вырос в этой школе, состоялся и многому научился, кто знает, может, я и не состоялся бы, если судьба не свела бы меня с этой, по сути, уникальной командой. Да, конечно, стало обидно, что на твое место берут другого специалиста, но все к этому шло и вот пришло", — отметил он.

Железняков сотрудничал с Тутберидзе на протяжении всей карьеры в России. Специалист занимался танцевальными упражнениями со всеми ее титулованными ученицами, включая Евгению Медведеву, Алину Загитову, Анну Щербакову, Александру Трусову, Камилу Валиеву.

"Мы в клетке": честное интервью русских фигуристов, мечтающих об Олимпиаде

Елизавета Осокина и Артем Грицаенко первый год полноценно выступают на взрослом уровне, но уже стали одним из открытий сезона в парном катании. В интервью РИА Новости Спорт они рассказали, возможно ли сейчас бороться с ведущими парами страны, почему не пошли бы в группу к Этери Тутберидзе, как не довести себя до анорексии и почему им не хватает международных стартов.

— Существует мнение, что бороться с Анастасией Мишиной и Александром Галлямовым, Александрой Бойковой и Дмитрием Козловским практически нереально. Не обидно ли такое слышать?

Артем Грицаенко: С ними правда пока нереально биться. Либо ловить их на ошибке, что маловероятно, либо делать те элементы, которые оценят выше.

— У всех пар практически одинаковый контент. Тогда чем они берут?

Елизавета Осокина: GOE (судейские надбавки — ред.).

АГ: Да, также влияет имя. Но они его заработали. Конечно, статус спортсмена играет определенную роль, но влияет он не на все. Посмотрите, Камила Валиева стала четвертой, ей не помог никакой статус. Или в прошлом году Наталья Хабибуллина и Илья Княжук обошли Евгению Тарасову и Владимира Морозова. Предполагаю, что имя помогает сгладить косяки, появляется право на ошибку. Но чемпионам все равно нельзя ошибаться.

ЕО: При чистом прокате имя поможет. А если ты откатал совсем грязно, ничто не спасет.

— У вас одинаковая музыка в короткой программе с Бойковой и Козловским. Как отреагировали, когда узнали об этом?

АГ: Мы не ездили на сборы, то есть у нас не было контакта с Бойковой и Козловским. Мы не знали об их выборе. Ребята уже приехали и рассказали, что музыка такая же. А у нас поставлена программа, все готово. В начале на эмоциях думали, как так могло произойти. Но что поделать? Не менять же программу. Сейчас между собой смеемся, что у нас всех хороший вкус.

— Не было страха выглядеть хуже в сравнении с именитыми спортсменами?

АГ: Решили, что будем доказывать, что покажем ее лучше.

— Саша и Дима пытались исполнить четверной выброс. Видели их попытки?

АГ: Следили за этим. Лиза отворачивалась, не хотела смотреть.

— То есть вы четверные выбросы и подкруты не учите?

АГ: Пока нет. Мы хотели пробовать их в конце прошлого сезона, но планы поменялись, были определенные проблемы со здоровьем. Решили тщательнее отработать наши элементы, чтобы все было на хорошем уровне.

— Многие отмечают, что нет смысла рисковать, так как за элементы ультра-си в парном катании ставят маленькие баллы. Останавливает ли это вас?

ЕО: Нет смысла рисковать, если оценки будут практически такими же. Тем более когда за хороший тройной подкрут можно получить даже больше, чем за четверной.

АГ: В этом есть правда. Думаю, это играет для нас роль. Конечно, чистые четверные только добавят эффекта "вау". Но если исполнять элемент на минусы, с плохой ловлей, а там хорошей ловли в принципе не может быть, считаю, это нерезонно.

— Что такое все-таки современное фигурное катание: техническая сложность или раскрытие образов, как того требует ISU?

ЕО: Это баланс. Если бы была техника без компонентов, программа не смотрелась бы. На хорошую презентацию с падениями тоже не очень смотреть.

АГ: И техника, и компоненты должны дополнять друг друга. Но сейчас у всех пар такой контент, что техника не выбивается из общей таблицы. Компоненты зачастую скрывают тяжесть, недочеты, поэтому, думаю, все-таки фигурное катание больше уходит в сторону компонентов. Именно благодаря им можно выиграть.

"Ехала к коту в мешке"

— Лиза, вы долгое время занимались у Елены Буяновой, с ней выиграли первенство России. Почему решили перейти в парное?

ЕО: Надо было прыгать ультра-си, пыталась их тренировать в начале сезона, но шло не очень хорошо. Пробовала тройной аксель, четверной тулуп, на удочке лутц. Но как раз после первенства поняла, что больше не вижу себя в одиночном. Просто перестала видеть мотивацию и решила попробовать в парах.

— Почему именно парное?

ЕО: Елена Германовна с кем-то созвонилась, и мне родители передали, что появилась такая возможность. Углубленно я не знаю, как все было. Но в тот момент меня это даже обрадовало, было интересно.

АГ: Все одиночники перед тем, как прийти в пары, сначала думают, будто это своеобразное понижение. Но затем понимают, что это тоже очень сложно.

— Не жалко ли, когда такие талантливые фигуристы, как вы, как Алена Косторная, уходят из одиночного?

ЕО: Да нет, почему? Ты катаешься с партнером, вы дополняете друг друга. На мой взгляд, это даже интереснее.

— Кстати, как оцените дебют Алены в парах?

АГ: Мы с Гошей (Георгий Куница, партнер Косторной — ред.) катались в одной группе у Тамары Николаевны Москвиной, сейчас дружим. После их дебюта созванивались, спрашивал, как вообще дела, как настроение у Алены. Он говорит: "Забудем это все, успокоилась, все хорошо". Гоша рассказывал, что Алена в принципе эмоциональная девушка. Алена и Гоша хорошо смотрятся. Думаю, через годик будут достойной конкурентоспособной парой.

— Если вспомнить вашу первую встречу. Как она прошла?

ЕО: Я даже не знала, к кому еду. Спрашивала кто. А мне не говорили. Такой кот в мешке.

АГ: Да, мы даже не списывались. Я приехал из Питера в Пермь. Уже там с Павлом Сергеевичем и Егором Михайловичем (Слюсаренко и Закроевым – ред.) начали поиск партнерши. Попробовали нескольких, все не то. Потом Павел Сергеевич говорит: "Я нашел, приедет Лиза Осокина". Я и знать не знаю, кто она вообще такая, в парах ее вроде и видел, но не запомнил. Мне еще кто-то сказал, что Лиза не очень хорошая парница. Но была надежда. Она приходит в зал, мы с ней пересеклись взглядами, начинается совместная разминка, парные элементы, потихоньку начали разговаривать — и все, рты у нас не закрывались ни на льду, ни на разминке.

— Сложностей с парными элементами не возникало?

ЕО: Я просто учила их, и все. Не было какого-то страха. Но самое сложное – поддержки. С ними было тяжело.

АГ: Это был ужас, мы до сих пор с тренерами смеемся. Все лето, все три месяца учили поддержки. Было великолепное время. Никогда до этого не психовал, но тут меня уже просто вымораживало. Мы на солнце, на жаре плюс 30 пытаемся сделать какие-то позиции, и все без толку.

ЕО: Я видела недовольный взгляд, но Артем не психовал, ничего мне не говорил.

АГ: Психовал в пространство. Только перед прокатами мы нашли рычаги, чтобы все подстроить, сделали три поддержки. В тот момент тренеры тоже выдохнули, наконец-то все получилось.

— Какие сильные стороны у вашей пары?

АГ: Нам много кто говорил, что мы статные, красиво смотримся друг с другом. Мы не костлявые, не толстые, у нас хорошие элементы, есть свой стиль.

— А сильные стороны друг друга?

АГ: Лиза, говори всю правду.

ЕО: Я чувствую себя в безопасности рядом с этим человеком. Мне с ним комфортно, для меня это главное.

АГ: И все? Вот Лиза красивая, статная, молодая, послушная. В ней все хорошо, все нравится. Характер у нее очень интересный: как головоломка, кубик Рубика. Ее нужно разгадать, чтобы с ней наладить контакт. Доверие у нее далеко не ко всем.

"Мы ее пытаемся откормить, у нас не получается"

— Вы уже упоминали фактор веса. Лиза, сложно ли вам его поддерживать?

АГ: Это очень смешная история. Мы ее пытаемся откормить, у нас не получается.

ЕО: В прошлом сезоне за лето набрала вес. Стало сложнее делать некоторые элементы. Сейчас похудела и мне комфортно. А так, стараюсь правильно питаться, иногда могу позволить себе что-то вредное.

АГ: После соревнований идем есть хачапури.

— В фигурном катании много случаев, когда девушки доводят себя до анорексии и булимии. Не считаете, что контроль за весом иногда доходит до абсурда?

ЕО: Некоторые слишком зацикливаются на весе и переходят какую-то границу. Что-то щелкает, и человек перестает есть. Кого-то могли оскорбить и человек начал заниматься…

АГ: Ерундой. Откуда брать силы, если не есть? У нас в группе все придерживаются такого мнения.

ЕО: У нас следят за весом, каждый день взвешивания. Могут сказать, что есть лишние граммы и надо прийти на следующий день поменьше. Но при таких тренировках вес сам уходит. Либо ты можешь не поесть вечером, ограничить себе порцию.

— Должен ли тренер следить за весом спортсменов?

АГ: Должен обязательно. Без фанатизма, но контроль должен быть. Много несовершеннолетних фигуристов не до конца понимают, для чего это делать. Но худеешь ты в первую очередь для себя. Тебе же будет легче. Тут, главное, не переборщить. И наши тренеры пытаются это всем объяснить. За это им спасибо, благодаря им я не страдаю на поддержках, подкрутах, мне легко. И девчонки это прекрасно понимают.

ЕО: Самой от этого легче. Если ты набрал больше 200-300 грамм, чувствуешь, что становится тяжело, элемент идет по-другому, теряется стабильность.

— Может быть, стоит привлекать нутрициологов, чтобы сохранять баланс?

ЕО: Думаю, если человек сам может держать вес, помощь не нужна. Но если нужно похудеть и не потерять мышцы, нутрициолог мог бы в этом помочь.

АГ: Это было бы классно. Возможно, даже не на постоянной основе, а в какие-то определенные периоды.

— Как относитесь к спортивным психологам?

ЕО: В коллективе у Елены Германовны был такой специалист. Пару раз ходила, даже с родителями посидели. Но особого смысла, если честно, в этом не увидела. Все равно все зависит от человека. Никто тебе не поможет, если ты сам этого не хочешь.

АГ: Я тоже был, но, мне кажется, психолог нужен, когда есть проблемы. Для профилактики туда нет смысла ходить. Допустим, сейчас я бы не пошел. Зачем? У нас все хорошо, у нас хорошие отношения, нет страха перед элементами или стартами.

"К Тутберидзе не хочу даже на стажировку"

— Почему вы выбрали для себя Павла Слюсаренко?

ЕО: Я смотрела пары у Павла Сергеевича, мне нравилось, как они катаются, но на тот момент не видела у него взрослых. Задумывалась, почему так. Но когда приехала, мне очень понравился тренерский штаб, коллектив, домашняя атмосфера на тренировках, можно поговорить, что-то обсудить. Тебя никто не будет осуждать.

— Некоторые тренеры не особо считаются с мнением спортсменов.

АГ: К нам прислушиваются. Нам иногда нужно заканчивать разговаривать и идти работать. Это очень большой плюс, когда тренер и спортсмен в тесных отношениях и могут спокойно разговаривать на любую тему. Еще постоянно очень много шуток. Павел Сергеевич и Егор Михайлович такие юмористы.

— Павел Сергеевич сотрудничает с Этери Тутберидзе. Не хотели бы проконсультироваться с ней по каким-то вопросам?

АГ: Нет, нет, нет, не хочется. Нам хорошо у себя. Я бы, наверное, не согласился даже на стажировку. Если между делом нам что-то подскажут, то да. Просто не хочется менять план тренировок, потому что он дает плоды. Его нельзя нарушать, тем более в такой период. Пока у нас нет проблем, нам лучше работать со своими тренерами.

— Для Тутберидзе опыт работы со спортивными парами был новым. Как вы считаете, смогла ли она раскрыть Морозова и Тарасову с другой стороны?

АГ: Конечно. Они нам очень нравились в тот период. Классные программы, великолепные элементы, есть что у них взять себе в арсенал. Мне кажется, работа Этери Георгиевны не может пройти бесследно.

— Хватает ли вам соревнований? Не хочется выйти на мировую арену?

АГ: Конечно, хочется. Хочется выехать за границу, соревноваться с другими ребятами. Тут уже всех знаешь, мы как будто в клетке.

— Согласны с тем, что без россиян уровень мирового фигурного катания начал падать?

АГ: По баллам, наверное, да. По юниорам так точно. Если сравнить наших ребят и юниоров за границей, то наши в разы сильнее и симпатичнее. По мастерам достаточно много хороших пар, которые могут составить хорошую конкуренцию.

— Какая у вас главная цель?

АГ: Если говорить глобально, хочется отобраться на Олимпиаду. Мы будем работать все это время, чтобы туда попасть.

— Верите, что шанс есть?

АГ: Надежда умирает последней.

Это все главные новости российского и мирового фигурного катания за 23 ноября.


    Copyright © rusbiathlon.ru (русбиатлон), 2003-24
    РБ – популярный спортивный онлайн сайт, только самые интересные новости спорта в России и мире на сегодня!
    Копирование материалов без ссылки на данный портал запрещено! Сайт для людей старше 16+ лет
    Политика конфиденциальности