регистрация или вход
О главных событиях, прошедших в мире фигурного катания 6 декабря

Новости фигурного катания за 6 декабря

  • 6 декабря 2023 (10:30, среда)
  • 0
  • РИА Новости

Фигурист Костомаров сыграл в теннис с Хачановым, используя бионический протез

Олимпийский чемпион Игр-2006 в Турине фигурист Роман Костомаров опубликовал в своем Telegram-канале видео, на котором играет в теннис с Кареном Хачановым, держа ракетку бионическим протезом. Хачанов — третья ракетка России, завершил сезон на 15-м месте в рейтинге Ассоциации теннисистов-профессионалов (ATP). "Попытки играть в теннис, особенно с Кареном Хачановым, особое удовольствие для меня и моей дочки, которая занимается профессионально теннисом. Карен, спасибо за историю, которая останется навсегда. Встретимся на турнире Большого шлема", — написал Костомаров в подписи к видео. Костомаров 10 января попал в реанимацию с пневмонией и провел в клинике 175 дней. Из-за развившегося некроза ему провели несколько ампутаций рук и ног. Костомарову 46 лет, он является победителем Олимпийских игр в Турине в танцах на льду, двукратным чемпионом мира (2004, 2005) и трехкратным чемпионом Европы (2004-2006).

Тарасова: результаты сотрудничества Линичук и Плющенко можно будет оценить позже

Заслуженный тренер СССР Татьяна Тарасова заявила РИА Новости, что результаты сотрудничества тренера Натальи Линичук и Евгения Плющенко можно будет оценить позже. Ранее стало известно, что Линичук приступила к работе в качестве главного тренера танцевального отделения "Ангелов Плющенко". "Поживем, увидим", — сказала Тарасова.

"Прыгающие "буратины" – кошмар!" Интервью фигуристов шоу Навки

Зачем Камиле Валиевой четверные прыжки? Нужна ли альтернатива Международному союзу конькобежцев (ISU)? Почему ледовые шоу в России процветают вопреки прогнозам скептиков? Призеры чемпионатов Европы и мира в танцах на льду Маргарита Дробязко и Повилас Ванагас подробно ответили на эти вопросы в интервью РИА Новости Спорт.

"В России дикая конкуренция"

— Вы уже несколько лет выступаете в шоу Татьяны Навки, до этого были постоянными участниками в спектаклях Ильи Авербуха. Для вас эти проекты — средство заработка или возможность удовлетворить чувство ностальгии по спорту?

Повилас Ванагас: Заработок важен для каждого, но для нас это работа, которую мы очень любим, она доставляет нам душевное и духовное удовлетворение. Мы каждый день Боженьку благодарим за то, что у нас когда-то открылась возможность участвовать в ледовых шоу. Проекты, прародителем которых в России стал Илья Авербух — это настоящий ледовый театр. Аналогов в мире нет. И то, что мы попали в то время и место, где смогли оказаться в ролях исполнителей разных образов сначала у Ильи, а потом у Тани Навки — для нас действительно чудо.

Маргарита Дробязко: С творческой точки зрения Илья и Татьяна делают несколько разные проекты с разными подходами, поэтому невозможно кого-то из них считать лидером. Но в плане того, как Татьяна развернулась с количеством шоу, которые одновременно проходят, с ней уже конкурировать трудно.

— Известный продюсер и агент Ари Закарян несколько месяцев назад заявил об опасности перенасыщения ледовыми шоу в России, которое в свое время привело к упадку этого явления в США. Что скажете по поводу такого мнения?

ПВ: Мы такие прогнозы от господина Закаряна слышали уже семь-восемь лет назад, когда он говорил: "Ну все, это последний год, максимум года полтора, и все это пройдет". Но это пророчество никак не сбудется, и слава богу. Проблема в Америке была в одних и тех же исполнителях, которые катали практически одни и те же программы под разную музыку. Они ничего серьезного не успевали ставить, потому что этих шоу было огромное количество, в них вращались очень большие деньги, очень большие гонорары. И не было серьезной конкуренции, что, по-видимому, и сгубило рынок.

В России же конкуренция просто дикая. Это, в первую очередь, проекты Татьяны Навки, Ильи Авербуха, Евгения Плющенко, а дальше есть еще миллион разных проектов от разных постановщиков.

— Когда-то вы с Авербухом и его партнершей Ириной Лобачевой очень жестко соперничали в спорте, с Навкой и Костомаровым успели посоревноваться, но это не помешало вам стать не только бизнес-партнерами, но и друзьями.

ПВ: Наверное, это связано с тем, что если у тебя с кем-то происходят жесткие разборки на льду, то это не всегда переносится на жизнь за его пределами.

МД: Есть люди, для которых какие-то их неудачи в спорте имеют такое большое значение, что они с ними не могут расстаться. Вспоминают обиды, как им что-то недодали... Для нас все эти воспоминания улетучились мгновенно, когда мы покинули спорт и начали заниматься творчеством, которое нам всегда было гораздо ближе, чем соревнования. Для нас оно важнее титулов.

— Танцы вам сейчас интересны?

ПВ: С технической точки зрения ребята делают фантастические вещи — поддержки, дорожки шагов, вращения. В наше время такого не было. Но если говорить о фигурном катании как об искусстве, то, когда мы выступали, программы были хоть и проще технически, но намного более интересными. Тогда на чемпионате мира из 30 пар нам было интересно смотреть, условно говоря, на 22, а сейчас максимум на 8-10.

МД: Что сейчас входит в программу? Бесконечные твиззлы, которые все делают — крутятся, крутятся... Ну да, все умеют крутиться. Но зрителю не очень интересно смотреть, подставил там фигурист вторую ногу в твиззле или не подставил. Поддержки все делают одинаковые — чтобы получить уровень сложности. Дорожки шагов у всех одни и те же, только шаги переставлены в разном порядке. А на интересные элементы, какие-то связки просто времени между этим всем почти не остается. Чаще всего, если вы выключите одну музыку и включите другую, то программа и под нее ляжет.

Обидно, потому что таких программ, как раньше, нет, которые можно пересматривать бесконечно. "Болеро" Торвилл и Дина, Бах Климовой и Пономаренко, программы брата и сестры Дюшене... А какие танцы за последние годы можно вспомнить? Даже программы моих любимых Пападакис и Сизерона я не отличу друг от друга. Они фантастически катаются, но танцы у них под одну гребенку.

"Как Валиева делает это с точки зрения физики?"

— Недавно Ирина Роднина заявила, что в отсутствии международных турниров внутрироссийские соревнования ей неинтересны, и назвала их "первенствами ЖЭКа". Лично у меня по итогам посещения этапов российского Гран-при ощущения другие — мне было очень интересно. А вы что думаете?

МД: Если честно, соревнования мы смотрим очень мало. Нам интереснее смотреть ледовые шоу. Мы такие люди: не очень любим что-то соревновательное и очень любим все театральное и творческое. Что касается международных турниров: стили фигурного катания все разные, английский, французский, канадский, — их не перепутаешь, они друг друга подпитывают. И как международный спорт очень сильно страдает от отсутствия российских фигуристов, так и наше фигурное катание, безусловно, страдает от отсутствия международной конкуренции. Невозможно восполнить этот пробел. Внутри России талантов много, конкуренция присутствует. Но, понятное дело, это все равно не чемпионат мира.

— Пять лет российское женское одиночное катание переживает бум популярности благодаря элементам ультра-си. Но в нынешнем сезоне четверных прыжков в женских соревнованиях почти нет. Вы регулярно выступаете в одних шоу с Камилой Валиевой, поэтому хочу именно вас спросить — может ли эта уникальная фигуристка сохранить четверные во взрослом спорте?

МД: Предсказать это, конечно, невозможно. Но когда мы смотрим на Камилу, которая уже выросла, оформилась и сохраняет прыжки на таком уровне, то даже не понимаем, как это возможно. Маленькие девочки — с ними все понятно. А то, что Камила и сейчас прыгает четверные — в этом сезоне, как я понимаю, пока только на тренировке...

— На этапе Гран-при в Москве своими глазами видел великолепный мощный четверной на разминке.

МД: Правда, не понимаю, как Камила это делает с точки зрения физики. Часто девочки, вырастая и оформляясь, перестают прыгать, а она этот барьер перешла. И если Камила, повзрослев, сохранила этот набор прыжков, то что ей мешает сохранять его и в дальнейшем? Но другой вопрос — надо ли ей это?

— И об этом я тоже хотел спросить. Нынешняя серия Гран-при России открыла зрителям фигуристок, которые, не исполняя прыжков в четыре и три с половиной оборота, способны привлекать внимание великолепными программами. Это Ксения Синицына, Анна Фролова... Если тех фигуристок, которые двигаются в артистическом направлении, судьи стали бы достойно оценивать, понимая, что исполнять такие программы — тоже сложнейший труд, может, и не нужны бы стали четверные у девушек?

МД: Я, наверное, не ошибусь, если скажу за нас двоих с Повиласом: мы никогда не были поклонниками четверных у девочек. Для нас неправильно, когда девочка заходит на четверной, падает и дальше не знает, как собрать свою программу. Я хочу просто наслаждаться красивым катанием, чтобы элементы были вписаны в программу и не мешали мне ее смотреть. А если человек сначала едет с нейтральным лицом, потому что он еще не прыгнул свой четверной, а потом только начинает кататься, когда он его исполнил — или не исполнил...

— И это всегда невооруженным глазом видно.

МД: Именно. Если мне нужны элементы ультра-си, я лучше китайский цирк посмотрю. А фигурное катание я люблю за красоту, а не за четверные прыжки.

ПВ: Говоря о том, что вы сказали по поводу судейства интересных программ: это то, что нас всегда очень возмущает. Мы смотрим чемпионаты мира и Европы и видим девушек или мальчиков, которые, может быть, не исполняют четверные, но делают потрясающие программы по хореографии и владению коньком, вызывающие у тебя мурашки по коже — и вдруг в оценках этого вообще не заметно. А после них выходят "буратины", какие-то роботы, прыгают и получают огромные баллы. Вот это для нас кошмар. Конечно, есть уникальные фигуристы, которые и прыгают, и показывают интересные программы, но это больше исключение из правил. И мы всегда говорили: чтобы эту беду из Международного союза конькобежцев (ISU) изжить, нужна альтернативная федерация. Или даже несколько федераций. Чтобы спортсмены могли выбирать, выступать ли им под эгидой ISU или какой-либо еще федерации, где есть другие правила, другие приоритеты в оценках. Ты можешь быть чемпионом мира в рейтинге ISU или чемпионом мира по еще какой-либо версии — сам выбираешь, по какой. Раньше были профессиональные чемпионаты мира, в которых фигуристы, которые ничего не достигали в соревнованиях ISU, могли победить олимпийских чемпионов — и это было прекрасно. Это была конкуренция, которая рождает уровень. А сейчас присутствие только одной федерации очень сильно режет крылья всем творческим людям.

— Насколько я помню, в 2002 году была попытка организовать альтернативную Всемирную федерацию фигурного катания, и вы в ней были задействованы.

ПВ: Мы были приглашенными гостями, потому что всегда были за конкуренцию и всегда хотели, чтобы фигурное катание не стояло на месте. Но, к сожалению, из этого ничего не вышло, и, помимо прочего, профессиональные чемпионаты мира тоже оказались похоронены. И теперь у нас есть только одна партия.

— Я знаю, что у вас есть свои болельщики, которые продолжают за вами следить. Расскажите, где они вас могут в ближайшее время увидеть?

ПВ: После Екатеринбурга, где мы сейчас выступаем в "Спящей красавице", в наших планах шоу во Владивостоке и Хабаровске в середине декабря, а с 22-го до 8 января — премьера новой сказки Татьяны Навки "Вечера на хуторе" в Москве, в "Мегаспорте". Потом будет много всего еще, но это пока слишком далекие планы — что их сейчас озвучивать? Так что приходите на "Вечера".

Это все главные новости российского и мирового фигурного катания за 6 декабря.


    Copyright © rusbiathlon.ru (русбиатлон), 2003-24
    РБ – популярный спортивный онлайн сайт, только самые интересные новости спорта в России и мире на сегодня!
    Копирование материалов без ссылки на данный портал запрещено! Сайт для людей старше 16+ лет
    Политика конфиденциальности