Свободное общение Карта сайта Поиск
можно через
  • facebook
  • вконтакте
  • одноклассники
  • google
О главных событиях, прошедших в мире единоборств 27 октября

Новости единоборств за 27 октября

  • 27 октября 2020 (11:00, вторник)
  • 0
  • РИА Новости

Хабиб Нурмагомедов признан лучшим бойцом UFC

Чемпион UFC в легком весе Хабиб Нурмагомедов впервые возглавил мужской рейтинг лучших бойцов промоушена вне зависимости от весовой категории, сообщает ряд авторитетных MMA-порталов. В субботу россиянин удушающим приемом победил американца Джастина Гэтжи и защитил свой титул. Выиграв все 29 боев за карьеру, Нурмагомедов объявил об уходе из спорта. Перед этим он попросил UFC поднять его со второго на первое место в сводном мужском рейтинге. Обновленная версия этого списка пока не опубликована официально, однако она уже появилась в Instagram Нурмагомедова. В сводном рейтинге россиянин опередил американца Джона Джонса. Гэтжи после поражения опустился с седьмой на десятую позицию. Американца опередили его соотечественники Дастин Пуарье и Макс Холлоуэй, а также россиянин Петр Ян. Также стоит отметить изменения в рейтинге тяжелого дивизиона. Александр Волков после победы над Уолтом Харрисом вернулся на шестую строчку, Алексей Олейник поднялся на десятую позицию. Женский рейтинг лучших бойцов UFC вне зависимости от весовой категории по-прежнему возглавляет Аманда Нуньес. Бразильянка владеет чемпионскими поясами легчайшего и полулегкого дивизионов.

Нурмагомедов признался, что мог сняться с боя против Гэтжи

Чемпион UFC в легком весе Хабиб Нурмагомедов по прибытии в Махачкалу рассказал журналистам о трудном периоде при подготовке к поединку с американцем Джастином Гэтжи. Россиянин в субботу победил Гэтжи, а после поединка заявил об уходе из спорта. Позднее стало известно, что при подготовке к бою Нурмагомедов испытывал серьезные проблемы со здоровьем. "Я болел две недели после прилета, думал, что снимусь с боя, еще и палец повредил. Но я продолжил тренировки. Благодаря терпению мне удалось преодолеть трудности", – сказал Нурмагомедов. За карьеру в смешанных единоборствах россиянин выиграл все 29 поединков.

"Моя миссия выполнена": первые слова Хабиба после возвращения в Россию

Российский боец Хабиб Нурмагомедов дал первое интервью журналистам после возвращения на родину из Абу-Даби. Ранее спортсмен победил американца Джастина Гэтжи на турнире UFC 254. Нурмагомедов защитил чемпионский пояс промоушена в легком весе, после чего сделал заявление об окончании своей спортивной карьеры. "Думаю, люди по-разному отреагировали на этот шаг. Конечно, (глава UFC) Дэйна Уайт по-своему воспринял, все-таки он бы хотел, чтобы я и дальше выступал, деньги зарабатывал. Но я счастлив, что принял такое решение. Считаю, сейчас самое лучшее и подходящее время, чтобы на пике уйти, а это не каждый может. Через год, два или три мне же все равно пришлось бы принимать это решение. Я сделал достаточно в этом виде спорта, чтобы считаться лучшим. Моя миссия выполнена", — заявил Нурмагомедов, чья речь опубликована в Instagram-аккаунте правительства Республики Дагестан. По словам спортсмена в ближайшее время он намерен "отдохнуть и все осмыслить". "Жизнь продолжается, мы движемся дальше. У нас Ислам Махачев дерется 14 ноября в главном бою вечера в лас-Вегасе против бывшего чемпиона UFC Рафаэля дос Аньоса. Это очень большое событие для нашей команды. Как я и говорил: когда я уйду, придет кто-то другой", — заключил Нурмагомедов.

Друг Макгрегора высмеял уход Хабиба из спорта скандальным фото

Американский боец смешанного стиля (MMA) Диллон Дэнис, являющийся спарринг-партнером ирландца Конора Макгрегора, отреагировал на решение россиянина Хабиба Нурмагомедова завершить спортивную карьеру. Чемпион UFC в легком весе объявил об уходе из спорта в субботу после победы над американцем Джастином Гэтжи. "Наслаждайся пенсией, Хабиб", — написал Дэнис в Twitter. Американец прикрепил к публикации давнюю фотографию, где Нурмагомедов и пять представителей его команды сидят в джакузи. Дэнис и раньше неоднократно высмеивал россиянина, в том числе используя этот кадр.

Хабиб Нурмагомедов вернулся в Россию: видео

Кадры возвращения Хабиба Нурмагомедова в Россию появились в Instagram-аккаунте правительства Республики Дагестан. В субботу россиянин победил американца Джастина Гэтжи на турнире UFC 254, который состоялся на "Бойцовском острове" в Абу-Даби. Нурмагомедов защитил чемпионский пояс промоушена в легком весе и объявил о завершении карьеры. Во вторник чемпион UFC прилетел в аэропорт Махачкалы, где его встретила делегация во главе с министром спорта региона Магомедом Магомедовым. За свою карьеру в смешанных единоборствах Нурмагомедов выиграл все 29 боев.

Исмаилов сравнил свой доход с гонорарами в UFC

Российский боец Магомед Исмаилов признался, что сейчас зарабатывает больше, чем ему могли бы платить в Абсолютном бойцовском чемпионате (UFC). Россиянин, выступающий в среднем дивизионе, последний бой провел в тяжелом весе, нокаутировав Александра Емельяненко на турнире АСА 107 в июле. "Сейчас, например, смотря на то, сколько мне платят... В UFC не готовы будут заплатить мне, чтобы я там подрался. Думаю, если они подойдут более разумно к этому вопросу и позовут на какой-нибудь ивент UFC здесь, в России… Но они же не поставят меня в главном карде, в главный бой вечера. А вот мне неинтересно, например, сейчас подраться не в главном бою вечера. Сейчас мне хочется только главный бой вечера", — признался Исмаилов в интервью Василию Конову на YouTube-канале KonOff. Ранее Исмаилов рассказал, что упустил момент для перехода в UFC. Всего на счету Исмаилова 17 побед, два поражения и одна ничья в смешанных единоборствах.

Исмаилов ответил Минееву, обвинившему его в применении допинга

Российский боец Магомед Исмаилов резко ответил Владимиру Минееву, ранее критиковавшему его за применение допинга. В сентябре Минеев заявил, что Исмаилов принимает запрещенные препараты. "Минеев — самый венозный в этом спорте. Ему как раз нужно было молчать, ничего не говорить, чтоб вопрос его не коснулся. У меня бывают высыпания на спине, и он, исходя из этих высыпаний, делает выводы, что я на серьезной какой-то химии. А у Минеева хороший курс стероидный, я думаю. Это видно", — заявил Исмаилов в интервью Василию Конову на YouTube-канале KonOff. "Я могу пойти с ним вместе в суд, я же сразу сказал, что готов с ним анализы сдать. Я готов, я на старте прямо. Вот как мне скажут, что Минеев готов, пойдем вместе с ним и сдадим анализы. Не вопрос", — добавил Исмаилов. Поединок Исмаилова с Минеевым состоялся в 2018 году на фоне взаимной конфронтации и завершился ничьей. В дальнейшем неоднократно обсуждалась возможность их второго боя, в сентябре Минеев бросил Исмаилову вызов.

Исмаилов рассказал, как подрался с толпой скинхедов в Москве

Российский боец Магомед Исмаилов рассказал о своей драке со скинхедами в столице.

На счету 34-летнего Исмаилова 17 побед, два поражения и одна ничья в смешанных единоборствах.

"Мы сидели толпой в Москве: чеченцы сидели, я. Все разговариваем на какие-то воинственные темы, такие, что мы идем только вперед газ, мужество, честь! Чеченцы, дагестанцы, кто хочешь там бывали. И в один момент мы все подорвались — там кто-то пробегал, крикнул "Скины!" и исчез куда-то. И вот я каким-то образом, не знаю, на этой заряженной волне вперед всей толпы выбежал, и вот на меня бегут пять человек. Ребята лысые, в сапогах. Думаю — чего они на нашу толпу бегут? Так еще улыбнулся, ухмыльнулся — на толпу прут. И встал так, в один момент поворачиваюсь, а сзади никого нет, вообще ни души. Вот это я попал!" — рассказал Исмаилов в интервью Василию Конову на YouTube-канале KonOff.



"Они меня били, я уже не знал, что делать. Я сюда повернусь — отсюда прилетит, туда повернусь — оттуда. Они как-то слаженно меня так окружили со всех сторон. Я в один момент так вышел из себя, прошел в ноги, думаю — ты же борец! Что с тобой, что ты там машешь то сюда, то туда? Я прошел одному в ноги и побежал с ним вперед, а эти за мной побежали. Я пока бросал его, больше не дрался ни с кем. Удары не наносили такой ущерб, чтоб я вырубился — пропускал, бывало, но контролировал. Я тоже в минусе не остался, нормально подрался. Потом были ребята, которые подключились. Уже пора было убегать, я уже бил их, уже убегали они", — добавил Исмаилов.

В июле Исмаилов победил Александра Емельяненко техническим нокаутом на турнире АСА 107.

Мага Исмаилов: говорили, что Емельяненко даже пьяный убьет меня в клетке

Магомед Исмаилов, в одночасье ставший популярным блогером Мага Исма и пробивший 1,5 миллиона подписчиков в инстаграме, продолжает подготовку к очередному бою, не забывая о своей основной профессии. В интервью Василию Конову на YouTube-канале KonOff Исмаилов рассказал о драке со скинхедами, поножовщине, жизни в машине и впервые говорил о семье.

— Я посмотрел дважды бой с Александром Емельяненко, и это был первый раз, когда я смотрел ММА, UFC — неважно что, и когда мне было жалко соперника. Вам в какой-то момент не было самому жалко, когда добивали? Или в тот момент ни о чем не думали?

— Нет, у меня была такая мысль, типа: прости, Саш! Так было во время боя, я все свои удары доносил до цели, я уже все попадал, я уже понимал, что он не сможет выйти из-под меня, и вот тогда у меня в голове вот это крутилось. Я уже думал сказать, потом я вот по ходу боя не посчитал правильным вообще разговаривать. Не захотел. А так это одно из противостояний, которое я сам пересматривал и испытал такие же чувства, как и вы. Мне было не по себе, грустно.

— Ну некомфортно, потому что настолько разные весовые категории в плане мастерства, физической подготовки, что не было шансов никаких.

— У меня, да, в смысле?

— Не выиграть.

— Нет, мы хорошо отработали. Изначально, пока этот бой не состоялся, для всех у меня не было шансов вообще никаких. Говорили — да он пьяный выйдет, вообще убьет его там в клетке. А тот, кто понимает спорт, тот, кто меня знает, мой подход к противостояниям, к подготовке, они понимали, что и как. То есть, чтобы быть для меня большой угрозой, Александру нужно было уделять очень много времени борьбе. Если бы он уделял очень много времени борьбе, то он бы уже не представлял такой угрозы, я считаю, для меня в стойке, например.

— Гонорар был фиксированный или зависел от исхода поединка?

— Фиксированный.

— То есть то, что, по-моему, Азамат (Азамат Бостанов — менеджер Исмаилова. — Прим. ред.) озвучивал десять миллионов…

— Нет, это не точная цифра.

— Больше?

— Нет, там она гуляет — и больше, и меньше. Можно предполагать, потому что информация конфиденциальная. Я сам тоже не против был, чтобы она была конфиденциальной. Чем меньше людей знают о твоем заработке, тем больше денег у тебя остается (смеется). А так знаешь, как раздевать начинают? Поэтому лучше конфиденциально.

— Хорошо, тогда я немножко по-другому сформулирую вопрос. Сколько ты зарабатываешь, мы не узнаем. Сколько Магомед Исмаилов тратит в месяц?

— (Смеется.) Ой, много! Честно, много получается. Я думаю… Не скажу я так.

— До миллиона или больше?

— У меня очень дорогая машина.

— А она в кредит?

— Нет, не в кредит. Я ее купил еще до боя своего, до того, как я получил гонорар за бой, и она стоит дороже, чем мой гонорар, который я должен был получить за бой с Александром.

— Ну так она же уже куплена?

— Она была куплена еще до боя. Не только в ММА мы зарабатываем.

— Это я вижу по инстаграму и по рекламе.

— Да-да, с ММА мы уже потихоньку движемся к его завершению. Мне 34 года, я считаю, я возрастной боец. Нет, я чувствую, что я хорош и так далее, и, возможно, и в 40 я буду себя так ощущать, но все равно. Я раньше говорил, что 35 — это моя крайняя точка для спорта, и вот я к этой точке подошел и собираюсь сдержать обещание, которое сам себе когда-то дал.

— То есть в следующем году завершаете карьеру?

— Я думаю, да, приблизительно в следующем или, может быть, в 36.

— До конца карьеры сколько еще боев? Три, четыре?

— Я думаю, есть пару боев, которые можно сделать и заканчивать.

"В молодости дрался за 200 долларов"

— Вы родились в Нижнем Тагиле. Я думаю, у большинства из тех, кто это читает, Тагил ассоциируется с тем самым криком туристов в Турции.

— "Таги-и-ил!" — да? (Смеется.)

— Да. Вот это реально так?

— Знаете, у меня в воспоминаниях есть, что да, в каком-то смысле, может быть, так. Но это не только в Тагиле, в России вообще такая ситуация. Я жил среди людей пьющих, вокруг окружали, так и есть на самом деле, любители выпить, но больше мне запомнилось другое. Люди добрые там были очень.

Знаешь, шла женщина, мужчина шел — я точно уверен, что они незнакомы были, и в один момент он схватился за глаз, в глаз что-то попало ему. И он так за глаз держался, и она подбежала к нему. И вот с этого момента они уже не чужие люди, а какие-то родственники. И она начинает ему руку убирать, глаз открывать, в глаз дует. В один момент он остановил: "Все, все, нормально, спасибо, спасибо!" — "Не за что!" И дальше они пошли.

В моих воспоминаниях много таких случаев, где я с велосипедом сидел, например, мог какой-нибудь взрослый мужчина остановиться на машине, выйти и со мной довольно-таки долгое время провести, с починкой моего велосипеда. В моих воспоминаниях люди какие-то другие. Может быть, в то время везде такие они были. А сейчас, мне кажется, более угрюмые все стали, суровые.

— Вообще в Тагиле как детство складывалось? Если я ничего не путаю, то уехать пришлось после драки.

— Да, я там на самбо ходил, меня папа на самбо отправил. Я по классическому самбо тогда боролся, совсем маленький был, неплохо двигался. Два брата, близнецы, сейчас не вспомню их имена — Валерий был один, второго не вспомню, — очень хорошо у меня получалось, я кубок выиграл наш местный.

И вот они чуть мучали меня: я голодный был, а он, по-моему, рулет показывал мне. Точно не вспомню, но дернул я этот рулет его, зацепил, укусил рулет этот, что ли, что-то сделал, короче. Или ударил, не помню, или зацепил я его. По-моему, укусил, не помню. И вот у нас драка началась, и я ему за этот рулет — не за рулет, а вообще за сам факт, что докопался до меня, передо мной держал так рулет, а я голодный был. И я, короче, этот рулет съел (смеется). Ну как съел — кусочек.

И, короче, подрались мы. Когда дрались, я его коленками бил. Не знаю, почему — я пацанчик был, самбист, откуда у меня это — коленки, удары в голову приходили. Я, по ходу, уже тогда боец был (смеется). Я ему в глаз попал, у него глаз очень сильно распух. На учет ставили, я помню, мама почему-то очень боялась этого, что сейчас на учет поставят.

— Ну в детской комнате — да, это такая прям черная метка была сразу.

— Тогда ставили на учет. И мама не хотела на учет, вызвала брата, брат приехал и меня в селение забрал, и я уже с тех пор… Сначала в селение уехали мы, потом… Я не помню, у меня вот такой отрезок один есть, я приехал в селение, учиться начал там, потом в Махачкале, и с этого момента я путаюсь в периодичности: когда я был в Махачкале, когда в Нижнем Тагиле. Там еще такие заезды были, от этого я уже периодичность потерял. Помню, что я и в селении учился в школе, и в Махачкале успел поучиться в школе. В Махачкале уже закончил я школу.

— И потом Москву покорять.

— Да.

— Я так понимаю, что получилось не сразу.

— Москву покорять? Да (смеется). Все не сразу получается. Я когда-то в спортзал зашел, покорять какой-то спорт, и тоже не сразу получилось. У меня какой-то спорт вообще не получилось покорить.

— А что пробовали?

— Вольную борьбу. Мне до последнего не хватало толкача. Там в один момент нужен был тот, кто тебя толкнет, кто тебя поддержит финансово. Когда мужчина берет у родителей деньги и тренируется, на протяжении десяти лет это длится, в один момент ты понимаешь, что что-то не так происходит. Я десять лет борюсь, десять лет впахиваю больше, чем кто-либо, не жалею себя, и вот за десять лет я на одних соревнованиях пять тысяч рублей (выиграл), что-то такое. Мне приятно было, конечно, но все равно.

Борьба — это вид спорта, когда ты дал уже газ… Когда я на зону России поехал, что-то произошло, что-то не получилось там, спина у меня. Просто кто прорвался, он заработает, у него будет все хорошо, а вот на начальном уровне ребята ведь не зарабатывают в вольной борьбе. Это надо пульнуть, например. А мне нужно уже было, чтобы я и зарабатывать мог сразу.

И вот мне сказали: за бой 200 долларов. Я подумал: почему нет? Вот выйду я, подерусь за 200 долларов. Сколько там, 12 тысяч рублей было, 300 долларов. Тридцать рублей доллар был, тогда 400 долларов. Вот, 12 тысяч рублей — бомбово. Почему бы не выйти один раз, не подраться? Я на соревнованиях пять схваток проводил, там, или четыре схватки подряд, а тут надо выйти, подраться. Как на улице — столкнулся, подрался. Бывает же? (Смеется.)

Драка со скинхедами

— Вы в тот момент еще таксистом работали?

— Я не то чтобы работал таксистом, я подрабатывал. Бывает, едешь, видишь — оп, поднял кто-то руку. Думаешь: так, туда сейчас доеду попозже.

— То есть от бордюра? Тогда еще не было "Убера", "Яндекса"?

— Нет, можно было ловить на дороге, можно было руку поднять — кто остановится, тот и везет. И вот я подрабатывал, конечно, на машине. Я в машине и жил, и подрабатывал, так что она и кормила меня, и…

— Жили — в смысле спали прям там?

— Да, да, какое-то определенное время спал прямо там, в машине.

— А душ, поесть?

— Душ, поесть — это уже к друзьям можно зайти. Я еще и потренироваться успевал.

— Так, может, тогда у друзей можно было и…

— Нет, так неудобно тебе бывает очень. Тогда время такое было: все приезжали сюда на ура и каждый пытался найти себе где-то местечко, где пожить. Сама такая инициатива, остаться у кого-то дома, она как-то воспринималась… Мне так казалось, что, если я такую инициативу проявлю, как все — пришел к другу домой и пытаешься у него прижиться, — ну, как-то мне…

— Какая машина-то была?

— "Форд" был первый, "Фокус". У меня всегда денежка была на кармане, и спал я хорошо, и так далее. Чистоплотненький, красивенький, двигался на этом "Форде" — мне нравилось.

— А девушку вот куда пригласить? В "Форд"?

— Ой, нет. Я же так особо не озадачивался этим, чтоб девушку куда-то пригласить. Если хотели куда-то пригласить, я находил возможности, варианты. И приглашал так, что она ощущала, что у меня и квартира где-то, и где-то джип мой, на сервисе, скорее всего (смеется). То есть проблем не было с этим, чтобы кого-то куда-то пригласить. Вообще бомбово!

Это сейчас звучит так, что я говорю — я в машине жил, и так звучит, что — ой, бедолага. Нет! Я по кайфу себя чувствовал, и получше, чем иногда сейчас себя ощущаю. Вообще отличное настроение бывало, я четко знал, что мне нужно делать. Потренироваться успевал, поездить, заработать успевал, провести время с друзьями. Я просыпался там, где я хотел (смеется). Ситуация: открываешь глаза, а ты где-нибудь в центре, в Охотном ряду, допустим, или с видом на парк какой-нибудь.

Я помню, в центре место было определенное, где ты можешь встать — не вспомню, я раньше туда всегда заезжал, — становишься, и так красиво, вся Москва.

— Не было такого, что тормозят, останавливаетесь, открывают дверь, смотрят — кавказец, и говорят "нет, спасибо, не поеду"?

— Нет, у меня так не бывало. Все равно же ты понимаешь, с человеком начинаешь разговаривать. Больше же не так прям — кавказец. Было время, помню такое время, что такое могло бы произойти, но со мной такое не случалось. Да, бывало, что мне что-то скажут в какой-то определенной ситуации, но вот так, чтоб остановили — кавказец — закрыли, не поехали, — такого не было.

— А когда говорили, отвечали как-то?

— Я вообще не успел так прям сильно ощутить вот это, что русский, кавказец. У меня такого не было. У нас как-то все нормально было, и с русскими я хорошо общался, и так особо не уловил этот момент, не считая времена вообще такие дальние — скинхеды там, вот это все.

— Попадало?

— Да, я дрался.

— В Москве?

— Да. Мы сидели толпой, чеченцы сидели, я. Все мы разговариваем на какие-то такие воинственные темы, такие, что задний ход не даем мы, вперед только, газ, мужество, честь! Чеченцы, дагестанцы, кто хочешь там бывали. Армяне, азербайджанцы. И в один момент мы все подорвались — там кто-то пробегал, крикнул "Скины!" и исчез куда-то. И вот я каким-то образом, не знаю, на этой заряженной волне вперед всей толпы выбежал, и вот на меня бегут пять человек. Они не то чтобы сильно большие, здоровые. Ребята лысые, в сапогах.

— Вы тоже лысый.

— Ну да, тогда еще у меня такой момент был, такой причесончик (смеется). Тогда я еще прическу поправлял. Я думаю — чего они на нашу толпу бегут? Так еще улыбнулся, ухмыльнулся — на толпу прут. И встал так, в один момент поворачиваюсь, а сзади никого нет, вообще ни души. Вот это я попал!

— Решил не отступать?

— Нет, уже дрался я. Просто они меня били, я уже не знал, что делать. Я сюда повернусь — отсюда прилетит, туда повернусь — оттуда. Они как-то слаженно меня так окружили со всех сторон, человек пять было их приблизительно. Они худенькие, не большие, не здоровые ребята были.

— И кто спас? Или просто бросили?

— В один момент я думал, — они как-то куртку мне надели на голову, я в своей же куртке каким-то образом запутался. Вот этот момент, пока ты не видишь, тебе щелкают оттуда, отсюда. И я уже как-то куртку порвал, я в один момент так вышел из себя, прошел в ноги, думаю: ты же борец! Что с тобой, что ты там машешь то сюда, то туда? Я прошел одному в ноги и побежал с ним вперед, а эти за мной побежали. Я пока бросал его, больше не дрался ни с кем. Если бьют меня, я ловил за шмот, за вещи поймаю, забирал этого, поднимал. А так сам тоже покоцанный был. Удары не наносили такой ущерб, чтоб я вырубился — пропускал, бывало, но контролировал. Я тоже в минусе не остался, нормально подрался.

Потом были ребята, которые подключились. Уже пора было убегать, я уже бил их, уже убегали они. И вот если я задержу кого-то одного из них — мне-то не хватило, я хотел бить кого-то еще, потому что они мне нормально накостыляли. И они возвращались обратно, я уже думал — да ну, вот если этого отпущу, вот этого схвачу, который вернулся, — все равно они его не оставляли. Слаженно двигались, дружно.

"У Минеева хороший курс стероидный. Это видно".

— Изначально, я помню по вашим интервью, вы говорили, что тяжело было адаптироваться в Москве, не могли найти с местными общий язык никак.

— Это совсем я молодым был, мне 13-14 лет было. Я только прилетел, год здесь был. Не мог адаптироваться, потому что ты выходишь во двор со своими какими-то понятиями из Дагестана. Тебе некомфортно, например, если он так сказал, а между ними это комфортно, например, если один другому что-то. А тебе некомфортно это слышать, и вы чуть-чуть не понимаете друг друга. И хочешь как-то играть, и чувствуешь все равно, что, когда ты один выходишь во двор и там пятеро друзей играют, все равно ты чуть-чуть как отщепенец.

Не хватает им игрока — ну давай, поиграешь, хватает — не поиграешь. А меня это тоже как-то не устраивает особо (смеется). Хочется как-то подружиться, а не можешь с ними общий язык найти. Не знаю, или они меня не понимают, или я их.

— Вы же тогда еще и в весе сильно набрали.

— Да, я был 74 килограмма. Отвратительно толстеньким молодым человеком. Я сейчас говорю "отвратительно", потому что я комплексовал сильно по этому вопросу.

— Прям депрессивно?

— Да. Я остался дома какое-то время, и приносили булочки, которые пропадали дома. С момента, как я начал дома оставаться, булочки не пропадали уже (улыбается). Булочкам я находил место, куда им надо.

— Булочки — это ладно. Я работал на хлебзаводе в кондитерском цехе, доходил до 120.

— Ну это вообще. Булочки в один момент если пошли, то это все. А они пошли! (Смеется.) В один момент я эти булочки ел, я отъелся. Чуть-чуть живот втягивал, надевал обтягивающую майку и думал — вау, вот я мощный! Мне же в один момент казалось, что я мощный. Брат увидел меня, а у меня на боку складки такие — у-у-у, как все запущено! И вот с этого момента я уже на турники пошел, брусья. Очень сильно комплексовал. Всегда, всю жизнь, я помню, если у меня выходил живот чуть вперед, для меня это было некомфортно, даже когда я был маленький. Я втягивал всегда живот назад. Смотришь на Брюса Ли, на Джеки Чана, Ван Дамма — у них нет животов.

— Кубики, да?

— Ну да, и ты тоже хочешь быть похожим на Джеки Чанов, на Ван Даммов.

— А потом идешь в "Макдоналдс" и съедаешь семь с половиной "Биг Маков".

— Да (смеется). Это… Я не люблю проигрывать.

— А это на спор было?

— Да, да. Я не люблю проигрывать, поэтому я могу чуть-чуть такие отчаянные вещи сделать, чтобы не проиграть. Я помню, меня по борьбе бросали, такой бросок — опа! "Кочергу" делают, и ты летишь. Ты можешь лопатки подставить и отдать ему этот бросок, а я ставил лицо. Это же травмоопасно, я мог шею свою там оставить, когда тебя бросают, а ты, чтобы не перевернуться, в пол лицом входишь, в мат. Так тоже жертвовал.

— А с кем на спор-то "Биг Маки"?

— По вольной борьбе у меня друг был, и он мне сказал: "Я больше тебя съем "Биг Маков". Я сказал: "Не скушаешь". И он меня обманул потом! Я попробовал пойти скушать три "Биг Мака", съел нормально, и он сказал: "Я больше съедаю, я четыре ем". Я потом пошел и четыре попробовал. Ну это мы до дня, в который мы решили поспорить, это вот один день есть определенный. До этого дня мы еще общаемся, я там попробовал поесть. Он говорит: "Я больше". И вот он меня довел до такого момента, что я уже отказался. Я семь с половиной съел и мне плохо было очень. Не по себе было, я так плохо себя чувствовал.

— А он-то ел?

— А он мне просто говорил, а я ему верил. Вот он мне говорит: "Я больше съедаю, я больше съел вчера". Я ему верил. И я съел вот так много, и потом пришел, мне так плохо было, и сказал: "Я семь с половиной съел, я не спорю с тобой".

— Ну ладно, "Биг Маки" на спор, а основной фаворит и любимое блюдо — это мороженое, да?

— Да-да-да, это до сих пор, это по сей день.

— Какой рекорд с мороженым?

— Я могу много кушать мороженого, там нет рекорда. Я могу много его поесть. Я могу не покушать еду и поесть мороженое. Представляете, я хлеб не поел, суп не поел, голодный, и вот чисто сливочное мороженое, просто пломбир в стаканчике. Мне кажется, я даже пытаюсь так медленно-медленно кушать, я думаю, может мне вкусовых не хватает? Я быстро съедаю, потом еще одно быстро съедаю и не успеваю насладиться вкусом, думаю.

В один момент я кино включил, а я же еще на сгонке был. И я сажусь и думаю: медленно пару мороженок, ничего страшного. И я так медленно кушал эти мороженки, пока фильм досмотрел. Я посмотрел на стол — там так много оберток было! А я не обращал внимания.

— Ну конечно, фильм увлек. Надо было посчитать.

— Очень много поел.

— Десяточку? Двадцать?

— Вот 13-15 могу съесть я, да. Пятнадцать мороженок, это если медленно.

— А потом начинаем гонять, да?

— Да. Мороженое мне не мешало. Я считаю, если у тебя есть паническое желание чего-то — не отказывай себе конкретно в этом. Чуть-чуть можно, чтобы не было срыва потом.

— Максимальная сгонка сколько была?

— Пятнадцать килограмм.

— За сколько?

— Я берусь за дело за два месяца. Пять килограмм я убираю за два месяца, а десяточка остается у нас на тренировочный процесс. За два дня до боя мы оставляем еще пять килограмм, и вот за два дня — за один день мы эти пять килограмм убираем.

— Я читал один день с вами, когда вы сгоняли последние килограммы, были злой, чуть ли не кредитной карточкой соскабливали воду.

— (Смеется.) Да. Это ладно — со мной был еще человек, который снимал. Я не помню, даже выпуска нет. Пришли, попросили, чтобы он был рядом. Я сказал: "Послушай, это такая…"

— Там в тексте есть, что вы попросили уйти.

— Я ему говорю: "Весогонка — это такое дело, вот ты меня сейчас видишь таким, но все поменяться может. Это не значит, что тебе угрожает опасность…"

— А по тексту складывалось ощущение такое.

— "…просто я могу показаться тебе неадекватным в один момент" (смеется). Объясняю ему, он такой: "Все нормально, все нормально". Ветрено это все воспринимал, лайтово. Ну хорошо (смеется). И вот он с камерой ходил с нами. И в один момент у меня ситуация такая: я становлюсь на весы, а они на 50 грамм больше показывают. Я такой: "Да как 50 грамм?"

— Выдохнуть.

— Да нет. Я думаю: ладно. Обычно тебя полотенцем закрывают, скидываешь трусы — и 50 грамм нету. Я скидываю их, становлюсь на весы, а у меня плюс еще 50 грамм (смеется). У меня теперь плюс 100 грамм. Я говорю: "Эй, я же скинул только что!" Я уже чуть нервничать начинаю с этого момента.

— А он снимает?

— Нет, он просто стоит, где-то что-то снимает, пока еще вообще к нему вообще нет вопросов. Я просто скинул, а у меня сотка. Я думаю: да ну, как так? Опять слезаю, залезаю, и один раз норму показало. Четыре раза я залез, один раз норму показало. Я говорю: "Вот же!" Он опять меня заставил залезть, опять встал я: опять 50 грамм. Я говорю: "Ну если оно с погрешностью показывает, чего ты меня мучаешь здесь? Ты же видишь, я трусы убрал, а у меня 50 грамм плюс". А моего оппонента пропустили, он один раз слез, встал, еще раз слез, норму показало — пропустили. Я говорю: "А его почему?" Я на английском не могу объяснить. Кстати, одна из причин, почему я сейчас английский учу, — я ему прям не мог объяснить: почему ты его пропустил, а меня не пропускаешь?

И я выхожу, и в этот момент еще мой брат успевает на ушко пошутить (смеется). Не буду говорить, как пошутить, пошутил — но это реально смешно, как он пошутил. Сейчас из десяти раз я бы десять раз посмеялся, если бы это произошло, но на тот момент мне показалось, он меня добил еще. И я теперь такой разгневанный, я говорю: "Брат, ради Всевышнего, ради Аллаха, оставь меня, брат, дай мне самому, я сейчас попотею и приду". Я такой сильно-сильно разгневанный, каждое мое движение — с гневом внутри. Я его переживаю внутри, я понимаю, что должен пережить это состояние гневное, и я иду, а оно у меня стоит в груди: разгневан. Это нормально для человека, который вес согнал 15 килограмм, это нормальная ситуация.

И я иду таким быстрым шагом, а он так улыбается стоит (смеется). Я говорю: "Убери камеру!" Смотрю на него и говорю: "Убери свою камеру!" Это он с камерой стоит, а Мухаммад Мирзоев, мой близкий брат и тренер, меня придерживать начинает, а я через него очень гневно, и вот с этого момента парень исчез. Я ему вот так говорю: "Убери свою камеру, понял?" И в один момент он убрал камеру и потом исчез куда-то. И я его номер начал искать, после уже, когда я покушал.

— Когда добрый стал.

— Я говорю: слушай, найдите его номер, неудобно, говорю. Звоню, говорю: "Слушай, все нормально, это же я тебе, помнишь, рассказывал" (смеется). Он говорит: "Я понял, я понял". И ни выпуска нет, ни этого парня нет, ничего нет.

— Нет, текст я нашел, текст есть. Так вот, я там прочитал, что в какой-то момент в парилке карточками соскабливают воду. Зачем?

— Скидывают ее, чтобы она не впитывалась. Как будто кожа впитывает. Ты доходишь до такой отметки, что у тебя кожа впитывать начинает обратно воду (смеется).

— А нет в этом какого-то читерства? То есть у вас вес, с которым вы живете, отличается от боевого на 15 килограмм, и каждый раз вы гоняете вес.

— По сути, вот у меня 92 килограмма и у вас 92.

— 99.

— Ну ладно, возьмем образно, 92. Будем считать, что вы в форме (смеется).

— Будем считать, что я после весогонки.

— Так, окей. Нет, если ты переходишь в категорию выше, в 93, например, там парень будет, который с 103 килограмм гонял десять килограмм. И вот ты переходишь в 93 и будешь драться с парнем, который соточку весит. Одно дело, если, например, вы весите 92… Ладно, 98. И я вешу 98, и мы оба просто в 98 деремся. Но итог, знаете, какой будет? И вы, и я будем гонять вес на 84 с 98, мучить себя, туда-сюда. В конечном итоге мы потом будем набирать обратно вес. И суть в чем: вы можете быть лучше меня как спортсмен, талантливее, но вы тяжелее пережили эту сгонку.

— Вот я и не понимаю, зачем она нужна.

— Это неотъемлемая часть уже вот этого спорта.

— Когда бойцы падают в обморок во время весогонки, не могут выйти потом…

— Тогда иди вверх. Это его проблемы, что он умирает там и падает, теряет сознание. Иди вверх тогда! Если тебе некомфортно гонять в этом весе, тогда это не твой вес.

— А гонять-то зачем? Почему всем не договориться и не остаться в своем весе?

— Потому что это невозможно. Тут есть категории. Если ты считаешь, что тебе твоего веса достаточно, чтобы драться в 93, притом что у каждого есть право погонять вес, то дерись в 93. Если ты считаешь, что ты маленький для этого веса, попробуй 84. Все равно ты можешь найти, там же несколько отметок: 77, 84. Ты можешь найти себе подходящую категорию, чтобы тебе комфортно было. Гонять ты все равно будешь. Гонять все будут все равно, все и всегда спортсмены будут гонять. Это тоже надо принять.

Вопрос, почему гоняют, уже неактуален. Это будет всегда, это неотъемлемая часть спорта. Любого спорта. Вот и гоняем вес. Теперь какая ситуация — если ты спортсмен-профессионал, то когда говорят, что ты крутой спортсмен, уже не берут отдельно твои качества в клетке. Вот я не беру отдельно качества в клетке, что ты хорошо подрался и так далее. Я беру все — ты, значит, хорошо согнал вес, хорошо восстановился, хорошо подошел к бою и так далее. Профессионал — это включает в себя все. Это ты можешь контролировать свой вес, можешь четко соблюдать режим, питание и так далее. Если можешь четко соблюдать режим, питание и так далее, то тебе играть со своим весом проблем не будет.

— А потом приходит Минеев и говорит про химию.

— Угу, представляете? Самое обидное — приходит самый венозный человек в этом спорте и говорит про химию.

— Какой?

— Самый венозный. У кого все тело в венах — титьки, все в венах. И когда он говорит про химию — это тяжелая ситуация. Ему как раз таки нужно было молчать, ничего не говорить, чтоб вопрос его не коснулся.

— За всю карьеру допинга не было ни разу?

— Ну что мы называем допинг? Знаете, есть же аптечные препараты, которые считают допингом. Я сейчас зайду в аптеку, исключительно в аптеку в течение месяца буду заходить, и потом меня назовут читером. Скажут: он на допинге, хотя что такое, если за марихуану… Марихуана — допинг?

— Я, кстати, не знаю.

— На два года дисквалифицировали из спорта! То есть за марихуану дисквалификация как за допинг. А марихуана что, дает тебе плюсы какие-то?

— Да нет, скорее минусы.

— О чем и речь. Тут ситуация в том, что ты можешь зайти в аптеку нормальным человеком, выйти, выпить пару таблеток, которые для твоего здоровья необходимы, для крови, для насыщения — например, милдронат, мельдоний.

— Который запрещен.

— Да. Есть вещи, которые спортсмену нужны. Оно тебе на дает чего-то там сверхъестественного, оно просто помогает чуть-чуть работе твоего сердца. Есть обычные вещи, которые ты можешь в аптеке купить, выпить, и тебя назовут "химиком".

— А почему? У Минеева какие-то основания были?

— Меня назвать? Ну, у него основания, что у меня всю жизнь, всю мою карьеру, с 17 лет, с борьбы, я вам покажу, всегда это было — у меня бывают высыпания на спине, когда я много провожу времени в зале, много потею.

— Поры забиваются, это нормально.

— Да. У меня бывают высыпания на спине, и он, исходя из этих высыпаний, делает выводы, что я на серьезной какой-то химии. И следует за этим вопрос, да? (Смеется.)

— А что у Минеева тогда?

— У Минеева хороший курс стероидный, я думаю. Это видно.

— Он сейчас в суд подаст.

— Почему?

— Скажет, что вы…

— Нет, я пойду с ним вместе, я же сразу сказал, что готов с ним анализы сдать. Я готов, я на старте прямо. Вот как мне скажут, что Минеев готов, пойдем вместе с ним и сдадим анализы. Не вопрос. Я же говорю — кажется.

Егор Крид и пенсия

— У вас по-прежнему действует правило, что вы не боретесь с кавказцами?

— Не то чтобы это… Вы должны понять меня правильно, тут ситуация не в этом. Я и за вас буду переживать сейчас. Не кавказец, я сказал — с мусульманами, по вероисповеданию. Тут ситуация такая: пророк сказал, что мусульманин мусульманину брат. С братьями я не дерусь, я принимаю это, то есть я…

— С братьями, вы имеете в виду, с кровными?

— Сейчас объясню. Если пророк назвал мусульманина братом, я с ним не буду драться. Пророк сказал: мусульманин мусульманину брат. В других случаях я беру — друг. С друзьями я не дерусь. Вот у меня есть Никита Крылов. Вы мне предложите сколько хотите денег, миллионы, чтобы с Никитой подраться — я не подерусь, потому что он мой друг. Я разделяю

Это все главные новости российского и мирового единоборств за 27 октября.


    Рекламодателям Контакты
    Copyright © rusbiathlon.ru (русбиатлон), 2003-20
    РБ – популярный спортивный онлайн сайт, только самые интересные новости спорта в России и мире на сегодня!
    Копирование материалов без ссылки на данный портал запрещено! Сайт для людей старше 16+ лет
    Политика конфиденциальности